<<
>>

Организованная преступная деятельность в сфере несостоятельности (банкротства)

В Уголовном кодексе Российской Федерации законодатель не предусматривает квалифицирующие признаки криминальных банкротств. Однако очевидна повышенная общественная опасность совершения преступления, например, не одним, а несколькими лицами (организованными группами и преступными сообществами) либо с использованием служебного положения.

А.В.

Кузнецов отмечает, что «нельзя отождествлять преднамеренное банкротство, совершенное среднего уровня индивидуальным предпринимателем, и аналогичное деяние, совершенное группой лиц в рамках деятельности крупного юридического лица: не только не будут соотносимы размеры ущерба, но и общественная опасность представленных деяний в целом является разноуровневой». Поэтому указанный автор предлагает дополнить ст.ст. 195-197 УК РФ квалифицирующими признаками совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и организованной группой.

Процесс формирования организованных групп, преступных организаций, сообществ в сфере несостоятельности (банкротства) выглядит стандартным.

Первооснова процесса самоорганизации криминальной общности людей – четкое определение целей и задач. Они определяют характер ее деятельности, потребность в ресурсах и функции.

Люди, организующиеся в преступные группы, преследуют цель получения сверхдоходов. Указанная цель – общая для членов организованных групп, преступных организаций, сообществ на стадии их формирования. В процессе развития деятельности таких групп, у ее участников могут появляться и другие цели. В частности, появляется необходимость легализовывать (отмывать) денежные средства и иное имущество, полученные в результате совершения криминальных банкротств. Далее увеличивается сфера интересов организованных преступных групп, которые первоначально объединились для совершения неправомерных действий при банкротстве нескольких предприятий.

Они проникают в политику, международный преступный бизнес.

Для выявления особенностей деятельности организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства) был проведен опрос арбитражных управляющих и юристов, работающих в сфере антикризисного управления. Из 96 опрошенных респондентов 34 человека являются арбитражными управляющими и 62 человека – юристы, работающие в сфере антикризисного управления. Стаж работы по юридической специальности у указанных лиц составляет от 2 до 10 лет, а стаж работы в сфере антикризисного управления – от 2 до 7 лет (Приложение 2).

В ходе опроса арбитражных управляющих и юристов, работающих в сфере антикризисного управления, только 9,4% из них указали, что преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, могут быть совершены одним лицом (рис. 3). Большинство же опрошенных отметили, что минимальным количеством лиц, которые совершают криминальные банкротства, является два и более человека.

Рисунок 3. Количество лиц, принимающих участие в совершении криминальных банкротств. 1 — минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, — 1 человек; 2 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, — 2 человека; 3 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, — 3 человека; 4 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, — 4 человека; 5 – минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, — 5 человек; 6 — минимальное количество лиц, имеющих возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ, — более 5 человек.

Кроме того, 67,7% респондентов ответили, что им встречались случаи, когда криминальные банкротства совершались группой лиц, характеризующейся устойчивостью (организованной группой) (Приложение 2).

Мы предлагаем предусмотреть в статьях 195, 196, 197 УК РФ такие квалифицирующие признаки, как «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору и совершение преступления организованной группой». Н.А. Лопашенко также предлагает внести в ст.ст. 195-197 УК РФ такой квалифицирующий признак, как «совершение преступления организованной группой», однако не рассматривает возможность включения такого признака, как «совершение преступления группой лиц по предварительному сговору», что, на наш взгляд, не позволяет дифференцировать уголовную ответственность должным образом.

Интерес представляет деяние, которое совершено, на наш взгляд, организованной группой, но это не нашло отражения в приговоре. 29 апреля 1996 г. было зарегистрировано ОАО «Березникиопторг» с уставным капиталом более 11 миллионов рублей. На первом общем собрании акционеров был выбран Совет директоров. В него входят, в том числе, и Щ., Б., М., К. и К. Тогда же назначается и.о. генерального директора — Р. Совет директоров решается на строительство склада под легко воспламеняющиеся жидкости и нефтепродукты на территории базы «Березникиопторг». Для осуществления этой затеи Р. обращается в Мосбизнесбанк с просьбой предоставить им кредит в сумме 800 тысяч рублей сроком на год. Через месяц в ОАО «Березникиопторг» проходит внеочередное собрание акционеров, и Р. становится генеральным директором ОАО «Березникиопторг». А 3 сентября принимается в эксплуатацию склад — это 14 отдельно стоящих цистерн обвязанных технологическими трубопроводами. А дальше ОАО «Березникиопторг» вдруг начинает «обрастать» мелкими фирмами, учредителями, которых становятся член совета директоров Щ., его жена Б., два их сына и Р. На территории «Березникиопторга» теперь уже находится не одно, а три предприятия: ОАО «Березникиопторг», ООО «Николаич» и ЗАО «Терминал Компания Холдэкс», при этом все активы основного предприятия переводятся в уставные капиталы ООО и ЗАО. Им же передаётся имущество, но по заниженным ценам. Железнодорожные пути вообще были переданы безвозмездно.

Новое руководство ОАО «Березникиопторг», сознательно лишаясь основных средств, вело предприятие к неплатёжеспособности, чтобы потом признать банкротом. Компания Р. утверждала, что они не имели умысла довести предприятие до банкротства. Экономисты, анализируя ситуацию на предприятии, говорили, что «Березникиопторг» был предприятием ликвидным, то есть, мог хорошо работать и приносить прибыль. Шесть томов уголовного дела о преднамеренном банкротстве, мошенничестве в составе организованной группы в крупном размере рассматривал суд. По окончании процесса суд признал подсудимых виновными лишь в совершение преднамеренного банкротства. Что касается обвинений в мошенничестве, совершённом в составе организованной группы, неправомерных действиях при банкротстве предприятия, подсудимые были оправданы.

В результате исследования проблемы совершения преступлений, связанных с несостоятельностью (банкротством), организованными преступными группами мы пришли к выводу, что закономерностью организованной преступной деятельности в сфере несостоятельности (банкротства) являются коррумпированные связи организованных преступных формирований с должностными лицами властно-управленческих и правоохранительных органов. Некоторые ученые относят коррумпированность к обязательным признакам всех организованных групп. Мы же полагаем, что присутствие должностных лиц в составе организованной группы – отличительная особенность именно экономической преступной деятельности, в частности, преступной деятельности в сфере несостоятельности (банкротства).

Кроме этого, арбитражным управляющим и юристам был задан следующий вопрос: какие из ниже перечисленных лиц имеют возможность совершить преступления, предусмотренные ст.ст. 195-197 УК РФ:

Рисунок 4. Лица, имеющие возможность совершить криминальные банкротства. 1 – руководитель организации; 2 – бухгалтер организации; 3 – юрист организации; 4 – индивидуальный предприниматель; 5 – арбитражный управляющий; 6 – собственник организации должника; 7 – собственник организации кредитора; 8 – иные лица (были указаны учредители организации, нотариусы).

Все опрошенные респонденты указали, что криминальные банкротства могут совершить руководители организации, но при этом только 64,6% указали, что эти преступления могут совершаться индивидуальными предпринимателями и 37,5% респондентов – собственником организации должника, хотя и те, и другие являются субъектами преступлений, предусмотренных ст.ст. 195, 196 и 197 УК РФ. Также не вызывает сомнений возможность участия юристов и бухгалтеров организаций в совершении криминальных банкротств. Действительно, как показывает анализ результатов опроса, такую возможность предусматривают 72,9% и 76% респондентов соответственно. Наиболее же интересным представляется тот факт, что 57,3% указали, что арбитражные управляющие также могут совершить преступления, связанные с несостоятельностью (банкротством) (Приложение 2).

Очевидно, что арбитражные управляющие, а также другие участники процедуры банкротства, например нотариусы, могут входить в состав организованных групп, совершающих преступления, предусмотренные ст.ст. 195 и 196 УК РФ, что значительно повышает общественную опасность этих преступлений. Однако указанные лица могут совершать криминальные банкротства и самостоятельно. В качестве примера можно указать следующее, конкурсный управляющий Токо-банка Андрей Федотов обратился с заявлением в УБЭП ГУВД Москвы с просьбой возбудить уголовное дело с связи с пропажей остатка конкурсной массы банка — 252 млн рублей. Деньги находились на счете московского нотариуса Владимира Беляева в Сбербанке России. Но в конце декабря он перевел их в Тандем-банк, а затем обналичил и скрылся.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 года арбитражным управляющим является гражданин Российской Федерации, утверждаемый арбитражным судом для проведения процедур банкротства и являющийся членом одной из саморегулирующихся организаций. Согласно ст. 195 и ст. 196, субъект этих преступлений – специальный, а именно руководитель, собственник организации и индивидуальный предприниматель, то есть законодательство содержит исчерпывающий перечень лиц, которые могут быть привлечены к ответственности за неправомерные действия при банкротстве и преднамеренное банкротство. Следовательно, арбитражные управляющие не являются субъектами криминальных банкротств и не могут быть привлечены к ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ст.ст. 195 и 196 УК РФ.

Однако 82, 29 % опрошенных респондентов отметили, что в их практике были случаи совершения криминальных банкротств арбитражными управляющими (Приложение 2).

В теории уголовного права относительно возможности привлечения арбитражного управляющего к уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195) встречаются различные мнения. И.В. Шишко полагает, что конкурсные управляющие несут уголовную ответственность по ст. 195 УК РФ. Этой же точки зрения придерживаются и другие исследователи преступлений в сфере несостоятельности (банкротства). Большинство же ученых отмечают, что арбитражные управляющие часто совершают деяния, составляющие криминальные виды банкротства, однако не могут нести ответственность по ст. 195 УК РФ. П.С. Яни же утверждает, что «если после признания банкротства лицом, исполняющим обязанности руководителя организации (а арбитражные управляющие являются таковыми) отдается незаконное предпочтение кому-либо из кредиторов или совершаются иные противозаконные действия, о которых говорится в ст. 195 УК РФ, и в результате этого другим кредиторам причиняется ущерб, данное лицо может быть при определенных условиях привлечено к уголовной ответственности не по ст. 195 УК РФ, а по ст. 201 УК РФ». Неоднократно в литературе встречается предложение изменить уголовный закон и признать субъектом криминальных банкротств арбитражных управляющих и председателей ликвидационных комиссий.

Мы полагаем, что следует согласиться с Н.А. Лопашенко, которая предлагает в ст. 195 УК предусмотреть уголовную ответственность конкурсных управляющих, учитывая специфику возможных неправомерных действий при руководстве конкурсным производством, и предусмотреть в ст. 195 УК РФ новый квалифицирующий признак «совершение преступления арбитражным управляющим». Аналогичный квалифицирующий признак необходимо предусмотреть и в ст. 196 УК РФ. За подобные предложения выступают и 76 % опрошенных арбитражных управляющих и юриста, работающих в сфере антикризисного управления (Приложение 2).

Подобная структуризация составов преступлений, предусмотренных ст.ст. 195, 196, 197 УК РФ, будет способствовать большей дифференциации ответственности законодателем. Кроме того, указанные меры будут способствовать борьбе с таким видом экономической организованной преступной деятельности, как организованная преступная деятельность в сфере несостоятельности (банкротства), которая в настоящее время представляет наибольшую общественную опасность в связи с тем, что связана с преступным переделом собственности.

<< | >>
Источник: Селивановская Юлия Игоревна. Деятельность организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства). 2005

Еще по теме Организованная преступная деятельность в сфере несостоятельности (банкротства):

  1. Селивановская Юлия Игоревна. Деятельность организованных преступных групп в сфере несостоятельности (банкротства), 2005
  2. Несостоятельность (банкротство) как одна из сфер экономической преступной деятельности
  3. Порядок осуществления Федеральной службой России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению прав кредитора по бюджетным ссудам и иным средствам, выделенным из федерального бюджета на возвратной основе, а также процентам, пени и штрафам при решении вопросов о несостоятельности (банкротстве) организаций
  4. несостоятельностью (банкротством)
  5. Правовые аспекты регулирования финансовой несостоятельности — банкротства предприятий
  6. Динамика банкротств в период действия третьего закона о несостоятельности (2003-2009 гг.)
  7. 7.8. Особенности финансового анализа предприятий, имеющих признаки несостоятельности (банкротства)
  8. О некоторых мерах по реализации законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий (в ред. Постановления Правительств» от 27.08.99 № 966)
  9. Ответственность за нарушение законодательства о несостоятельности (банкротстве) предприятий
  10. Вопросы применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)1" в судебной практике
  11. Национально-правовые акты Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 8 января 1998 г.
  12. Уведомление о несостоятельности субъекта предпринимательской деятельности
  13. О порядке взаимодействия органов Госналогслужбы России с территориальными агентствами Федерального управления по делам о несостоятельности (банкротстве) при Госкомимуществе России
  14. Различия между предпринимательской несостоятельностью, несостоятельностью аудита и аудиторским риском
  15. Преступления в сфере экономической деятельности
  16. Информационные ресурсы в сфере финансов и внешнеэкономической деятельности