<<
>>

Глава 5. Великое заблуждение

Доход, объявленный взаимными фондами, достается их вкладчикам не в полном объеме… Какой сюрприз!

Приятно, что такие авторитеты инвестиционного бизнеса, как глава Института инвестиционных компаний (Investment Company Institute) Джон Фоссил, Питер Линч из Fidelity Magellan, ведущий передачи «Безумные деньги» (Mad Money) Джеймс Крамер и Клиффорд Аснесс из AQR согласны со мной относительно неизбежной разницы между доходностями, получаемыми в обычном взаимном фонде акций и в индексном фонде, привязанном к S&P 500.

Но убеждение, что инвесторы, вкладывающие средства в фонды, действительно получают эти деньги, есть великое заблуждение. Реальность, как мы знаем, более жестока: помимо значительных выплат управляющим за оказанные услуги инвесторы несут еще и существенные дополнительные затраты.

Вернемся на минуту к главе 4: в течение описываемого здесь 25-летнего периода рассматриваемый нами доход был основан на объявляемом фондом показателе взвешенной по времени доходности. Он отражает изменение стоимости каждой составляющей фонда с корректировкой на реинвестирование всех дивидендных доходов и распределение прибыли от прироста капитала. Но доходность фонда не дает нам представления о том, сколько при этом получает его средний инвестор. А его доход, на самом деле, заметно ниже.

Подсказка: в большинство фондов деньги приходят после успешных результатов их работы и уходят, как только показатели снижаются.

Для расчета дохода среднего инвестора фонда нам необходимо принять во внимание доходность, взвешенную по стоимости в долларах. Она учитывает влияние движения капитала инвесторов в фонд и из него[33]. (Даю подсказку: в большинство фондов деньги приходят после успешных результатов их работы и уходят, когда дела идут не очень хорошо.)

Сравним рассчитанную традиционным методом доходность фондов с доходностью, реально полученной их участниками за 25 лет.

Мы видим, что средний инвестор имел вовсе не 10 % годовых, объявленных средним фондом, а лишь 7,3 %. Иными словами, его ежегодная доходность оказалась на 2,7 % годовых меньше, чем доходность собственно фонда. (Справедливости ради отметим, что вдохновленные ростом рынка инвесторы индексных фондов получили доходность на уровне 10,8 %, или на 1,5 % меньше доходности их фондов.)

Итак, за рассмотренную нами четверть века доходность индексных фондов достигала 12,3 % годовых, а обычный фонд акций показывал годовую доходность 10 %, при этом инвесторы фонда в среднем получали лишь 7,3 % годовых.

Затраты на участие в среднестатистическом фонде в размере 2,5 % годовых по итогам длительного периода превращаются в огромную сумму, о чем подробнее мы говорили в главе 4. Однако двойные издержки из-за неверного выбора управляющими инвестиционных возможностей на рынке или времени проведения торговой операции оказываются еще больше. На рис. 10 показано, что 10 000 долларов первоначальных инвестиций в индексный фонд принесли 170 800 долларов; а те же 10 000 долларов, вложенные в обычный фонд акций, – 98 200 долларов (лишь 57 % возможного дохода). При этом доход, полученный средним инвестором фонда акций, оказался еще меньше – 48 200 долларов (а это всего 28 % возможного дохода от участия в простом индексном фонде).

Рис. 10. Сравнение индексного и активно управляемого фондов: рост дохода на вложенные 10 000 долларов за период с 1980 по 2005 год

Примечание. При допущении о реинвестировании всех дивидендов и дохода от прироста капитала.

Опять-таки необходимо принимать в расчет инфляцию, снижающую реальную величину доходов. В этом случае фактическая доходность участия в индексном фонде падает до 9 % годовых, а в обычном фонде – до 4 %. С учетом начисления сложных процентов индексный фонд даст инвестору доход в 76 200 долларов, а обычный фонд – 16 700 долларов (только 22 % потенциально возможного).

По правде говоря, трудно представить себе столь значительную разницу, но факты – вещь упрямая.

Данные четко указывают на наличие разницы в доходах фондов и их инвесторов, но точно определить ее размер невозможно[34]. Однако в этом моем исследовании доходности рынка акций, фондов и их клиентов вовсе не было цели добиться точности подсчетов. Задача книги – показать ход мысли и возможные направления действий. Независимо от конкретных цифр очевидно одно: доходность фондов акций существенно ниже доходности рынка (в основном из-за издержек), а доход инвестора заметно уступает доходам собственно фонда.

Воодушевленные неоправданным оптимизмом и жадностью, поддавшись на уловки управляющих, инвесторы несут свои сбережения в фонды акций как раз в тот момент, когда «бычий рынок» приближается к своему пику.

Чем же объяснить столь шокирующую разницу? Попросту говоря, это промах с выбором как времени для инвестиций, так и инвестиционного фонда. Во-первых, неудачный момент выхода на рынок всегда дорого обходится. Рассмотрим такой пример. В 1980-е и начале 1990-х годов в фонды акций вкладывалась лишь небольшая часть сбережений, хотя бумаги торговались на весьма привлекательных уровнях. Однако после этого инвесторы проявили неоправданный оптимизм и жадность. Поддавшись уловкам и хитростям управляющих, они вложили слишком много своих накоплений в фонды акций как раз в тот момент, когда «бычий рынок» уже приближался к максимуму. Во-вторых, всегда приходится расплачиваться не только за то, что деньги выводятся на рынок в самый неподходящий момент, но и за то, что делается это неверно выбранным фондом. В обоих случаях, как мы видим, в реальной жизни инвесторам зачастую не удается вовремя прислушаться к обыкновенному здравому смыслу.

Так называемый эффект запаздывания очень широко распространен. В 198 из 200 наиболее популярных фондов акций в период с 1996 по 2000 год доходности, реально полученные инвесторами, были ниже официально объявленных фондами! Особенно наглядной разница была в период бума «новой экономики» в конце 1990-х. Тогда возникали все новые и новые фонды, которые, как правило, несли существенно более высокие риски по сравнению с рынком, а фантастические доходности наиболее успешных в то время фондов получали широчайшую огласку и рекламу.

Рынок стремительно рос, и инвесторы продолжали вносить все более значительные суммы в фонды акций. В 1990 году, когда стоимость бумаг была невысока, совокупный объем таких инвестиций составлял лишь 18 млрд долларов, а в 1999 и 2000 годах, когда рынок уже был переоценен и котировки оказались на неоправданно высоких уровнях, инвестиции достигли 420 млрд долларов (рис. 11). Более того, инвесторы отдавали предпочтение высокорисковым «фондам роста», а не консервативным «фондам стоимости»[35]. Если в 1990 году лишь 20 % денег направлялось в агрессивные «фонды роста», то в 1999 и 2000 годах (в период их расцвета) эта доля составила почти 95 %. После обвала рынка, когда было уже слишком поздно, инвесторы сократили свои вложения (до 50 млрд долларов в 2002 году; в тот момент рынок достиг «дна»), вывели деньги из «фондов роста» и начали вкладываться в консервативные «фонды стоимости».

Рис. 11. Потери от неблагоприятного момента выхода на рынок и неверного выбора фонда: динамика чистого притока средств в фонды акций

Проблемы, связанные с неверным выбором фонда и времени выхода на рынок, можно проиллюстрировать на примере наиболее популярных «фондов роста», представляющих пять основных семейств фондов. Совокупный приток средств в них за период с 1996 по 2000 год составил более 150 млрд долларов. В эти пять лет рассматриваемые нами агрессивные фонды били все рекорды: при среднегодовой доходности в 21 % годовых они превзошли не менее выдающийся результат индексного фонда Vanguard 500, привязанного к S&P 500 (18,4 %). Однако в последующие пять лет (с 2001 по 2005 год) ситуация в корне изменилась. И если индексному фонду еще удавалось получать хотя бы минимальный доход (менее 1 % годовых), то доходность агрессивных высокорисковых фондов ушла в область отрицательных значений (табл. 2).

Табл. 2. Доходности агрессивных «фондов роста», представляющих пять наиболее крупных семейств фондов, и доходности для их инвесторов за период с 1995 по 2005 год[36]

Впрочем, за 10-летний период, учитывая все эти взлеты и падения, агрессивные «фонды роста» отразили в целом неплохую среднюю доходность – 7,8 % годовых (она оказалась близка к доходности индексного фонда в 9,1 % годовых). Однако инвесторам в эти высокорисковые фонды пришлось несладко, ведь их доход оказался ужасающе низким, даже несмотря на приемлемую доходность фондов как таковых.

Среднегодовая доходность для инвесторов агрессивных фондов опустилась до –0,5 % годовых, а отклонение относительно объявленной фондами доходности составило примерно 8,3 %. Хочу отметить, что ежегодная доходность для участника индексного Vanguard 500 (7,1 %) тоже была ниже показателя самого фонда, но всего лишь на 2 %. Согласитесь, это гораздо меньше аналогичного отклонения для «фондов роста» (8,3 %) и разницы между доходностью фондов и рынка (2,7 %).

С учетом сложных процентов за 10 лет совокупная доходность агрессивных фондов составляет более 112 %, а совокупная доходность для их инвесторов отрицательна (-4,5 %). Разница между показателями составляет порядка 117 %! Этот поразительный результат не только доказывает опасность неверного выбора фонда и времени инвестирования, но и подтверждает разумность индексного подхода, важность аккуратного выбора инвестиционной стратегии и следования ей независимо от внешних обстоятельств.

Когда индустрия фондов играет на эмоциях инвестора, хорошего результата не ждите.

Странное поведение инвесторов во время бума «новой экономики» удивляет, но в основном лишь своим размахом, поскольку по сути своей в нем нет ничего нового. Инвесторы фондов всегда гнались за высокими процентами, позволяя эмоциям и жадности брать верх над здравым смыслом. Но и сама индустрия использовала эти эмоции в своих целях, создавая новые фонды (часто сугубо спекулятивные) в угоду прихотям клиентов и тенденциям рынка и затем «раскручивая» их с помощью рекламы и маркетинга. Очевидно одно: когда индустрия фондов пытается играть на эмоциях инвестора, хорошего результата ждать не приходится.

Вряд ли в будущем подобное манипулирование прекратится. Однако разумный инвестор обязательно учтет не только советы главы 4 о минимизации затрат, но и вывод этой главы: не принимать в расчет эмоции. Прелесть индексного фонда заключается не только в низких издержках, но и в исключении всех этих соблазнительных возможностей выбора, много обещающих и мало дающих на самом деле. В отличие от разрекламированных фондов-однодневок индексный фонд даст вам стабильность во время взлетов и падений рынка в течение всего инвестиционного периода и сделает это безо всяких эмоциональных потрясений. Ведь формула инвестиционного успеха проста: владейте всем фондовым рынком с помощью индексного фонда и никогда не сходите с этого пути.

Можете не верить мне на слово…

Мудрый Уоррен Баффет разделяет мою точку зрения, утверждая: «Величайшие враги инвесторов – издержки и эмоции». Даже Эндрю Ло, профессор Массачусетского технологического института и автор книги «Неслучайное блуждание по Уолл-стрит» (A Non-Random Walk Down Wall Street), в которой он описывает стратегии, позволяющие инвестору переиграть рынок, по его собственным словам, «инвестирует путем участия в индексных фондах». Удивительно, но Чарльз Шваб – создатель и глава огромнейшего «супермаркета» взаимных фондов, пропагандирующий активно управляемые фонды, – для себя лично предпочитает фонды индексные. На вопрос, почему люди вкладывают деньги в управляемые фонды, Чарльз Шваб ответил так: «Это своего рода азартная игра… людям свойственно желание попытаться выбрать лучшую лошадь в забеге и поставить на нее… Но я лично более склонен к стратегии индексирования… Она более предсказуема… В течение 10, 15, 20 лет с точки зрения динамики вы будете находиться на уровне 85-го процентиля. Зачем же отказываться от такого?»

Марк Халберт, издатель журнала Hulbert Financial Digest, согласен с этим мнением. «Исходя из предположения, что в будущем ситуация не изменится, я утверждаю: вы сможете обогнать 80 % своих коллег-инвесторов в следующие несколько десятилетий, если просто вложите деньги в индексный фонд – и ничего более. А еще лучше – станьте инвестором долгосрочного индексного фонда». Статья Халберта, написанная для New York Times, так и называлась: «Покупать и держать? Конечно, причем главное – держать» (Buy and Hold? Sure, but Don’t Forget the Hold).

<< | >>
Источник: Джон К. Богл. Руководство разумного инвестора. Надежный способ получения прибыли на фондовом рынке. 2013

Еще по теме Глава 5. Великое заблуждение:

  1. Глава 20. О великих предпринимателях и великих компаниях
  2. Заблуждения
  3. Вводящие в заблуждение
  4. Введение конкурентов в заблуждение
  5. Вспомогательная аксиома № 7. Остерегайтесь заблуждения о существовании корреляции и причинной связи
  6. Новгород Великий
  7. 137. Аффирмация«Я знаю великий Секрет»
  8. Время великих бедствий
  9. 12. Аффирмация«Терпение — великая сила»
  10. Великий компромисс. Самореклама
  11. Великий вклад Тюрго
  12. Испытание Великой депрессией
  13. У СТРАХА ГЛАЗА ВЕЛИКИ
  14. Великое наваждение Уэлча
  15. 161. Аффирмация«Я постигаю великое искусство жизни»
  16. Самый великий корпоративный рассказчик в мире
  17. Джозеф Стиглиц. Великое разделение. Неравенство в обществе, или Что делать оставшимся 99 % населения?, 2016