<<
>>

Глава 6 Идеальные родители, часть вторая, или Неужели «роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет?»[19]

Левитт считает, что пришло время написать научную работу об именах чернокожих. Ему показалось интересным выяснить, может ли то или иное типичное негритянское имя привести к нежелательным экономическим последствиям для его носителя.

И его мнение – «нет» (что несколько не похоже на выводы множества других исследований). Однако теперь у него появился иной вопрос: является ли черная культура сама по себе причиной расового неравенства или его следствием? Для любого экономиста, даже для Левитта, это поле деятельности является совершенно непаханым. Он дал ему название «количественная оценка культуры». Решение такого рода вопросов представляется ему сложным, запутанным и порой даже невозможным… Однако безумно привлекательным.

Журнал The New York Times, 3 августа 2003 года

Любые родители хотят верить, что могут повлиять на то, каким вырастет их ребенок. В противном случае к чему беспокоиться?

Вера в силу родительского воспитания проявляется в самом первом официальном акте родителей: выборе имени, которое они дают своему ребенку.

Все современные родители знают, что экономическая отрасль, связанная с именами, развивается крайне динамично. Об этом может свидетельствовать огромное количество книг, сайтов и консультантов по этому вопросу. Многие родители склонны верить, что ребенок не добьется успеха, если у него не будет правильного имени; им представляется, что имена не только важны с эстетической точки зрения, но и обладают некоей судьбоносной силой.

Именно этим можно объяснить, почему в 1958 году житель Нью-Йорка по имени Роберт Лейн решил назвать своего ребенка Уиннер (Победитель, Winner). В семье Лейна, жившей в бедном квартале Гарлема, уже было несколько детей со вполне обычными именами. Однако к своему очередному ребенку, мальчику, Роберт Лейн испытывал, по всей видимости, особые чувства.

Уиннер Лейн – разве мог вырасти неудачником человек с таким именем?

Через три года в семье Лейн появился седьмой, и последний, ребенок, тоже мальчик. По причинам, которые сейчас уже никто не помнит, Роберт Лейн решил назвать его Лузер (то есть Неудачник, Loser). Вряд ли Лейн был недоволен рождением очередного ребенка. Скорее он решил провести своего рода эксперимент и оценить, как повлияет имя на судьбу каждого из детей. Cначала Победитель, а затем Неудачник. Но если предположить, что Победителя Лейна ждала блистательная судьба, то можно ли было рассчитывать на то же самое в случае Неудачника Лейна?

Время показало, что у Лузера Лейна все сложилось хорошо. Он успешно учился, получал стипендию, а после окончания Лафайет-Колледж в Пенсильвании поступил на работу в Управление полиции Нью-Йорка (его мать много лет мечтала об этом). Там он сначала работал рядовым полицейским, а затем стал сержантом. И хотя он никогда не прятал своего имени, многие люди испытывали определенный дискомфорт при общении с ним. «Именно поэтому у меня появилась целая куча прозвищ, – вспоминает он. – Меня звали и Джимми, и Джеймс, и чуть ли не Тими. Но практически никто не решался называть меня Неудачником. Кое-кто даже переиначивал мое имя на французский манер и называл меня Лузье». Многие коллеги зовут его просто Лу.

И как же сложилась судьба его брата, имевшего такое победное имя? Основное достижение Уиннера Лейна, которому не так давно перевалило за сорок, заключается в длине списка его преступлений: не меньше трех десятков раз он подвергался аресту за кражу со взломом, домашнее насилие, нарушение границ частных владений, сопротивление при аресте и многое другое.

В наши дни Уиннер и Лузер практически не общаются друг с другом. Отец, давший им имена, уже умер. Его догадка о том, что имя определяет судьбу, была вполне верной – возможно, ему следовало лишь поменять детей местами.

Недавний случай с пятнадцатилетней девочкой по имени Темптресс (Искусительница) закончился разбирательством в Суде по делам несовершеннолетних графства Олбани, штат Нью-Йорк.

Судья Деннис Дагган уже давно отмечал, что нарушители закона часто имеют довольно странные имена. Один подросток получил свое имя Амчер по первому слову, которое увидели его родители, приехавшие на роды в больницу, – это была аббревиатура Центра неотложной помощи медицинского центра больницы Олбани (Albany Medical Center Hospital Emergency Room, AMCHER). Однако, по мнению Даггана, имя Искусительница было самым странным из тех, с которыми ему доводилось сталкиваться.

«Я попросил девушку удалиться из зала суда, для того чтобы ее мать смогла объяснить мне, почему назвала свою дочь Искусительницей, – впоследствии вспоминал судья. – Она рассказала, что любила смотреть телевизионное шоу Билла Косби и ей приглянулась одна молодая актриса. Я сообщил ей, что на самом деле актрису зовут Темпесст Бледсоу. Она же ответила, что и сама заметила, что неправильно указала имя в регистрационных бумагах, но было уже слишком поздно. Когда я спросил ее, знает ли она значение слова temptress, то она ответила, что да, но узнала об этом, когда уже ничего нельзя было исправить. Ее дочь обвинялась в аморальном поведении – она приводила мужчин к себе домой в то время, пока мать была на работе. Я поинтересовался у матери, не кажется ли ей, что ее дочь просто пытается соответствовать своему имени. Но она так и не поняла, что я имею в виду».

Действительно ли Искусительница «пыталась соответствовать своему имени», как полагал судья Дагган? Либо она столкнулась бы с теми же самыми проблемами, даже если бы мать назвала ее Честити (то есть Непорочность)?

Вполне можно предположить, что родители Темптресс не были идеальными. Вопрос даже не в том, что ее мать так настойчиво пыталась назвать ее странным именем, а в том, что она даже не представляла себе, что именно означает это слово. Неудивительно, что и парень по имени Амчер в конце концов оказался в зале суда по делам несовершеннолетних.

Люди, которые не уделяют достаточного внимания тому, какое имя дать своему ребенку, вряд ли могут считаться идеальными родителями.

Так влияет ли имя, которое вы даете ребенку, на его последующую судьбу? Или же данное ему имя отражает ваш собственный взгляд на жизнь? В любом случае, какой сигнал подает имя ребенка окружающему миру и, что еще важнее, имеет ли это какое-нибудь значение?

Так случилось, что Уиннер, Лузер, Темптресс и Амчер все были афроамериканцами. Является ли это простым любопытным совпадением или же говорит о более важных вещах, например об общем культурном контексте?

См. примечания в конце книги.

Похоже, в каждом поколении имеется несколько хороших ученых, исследовавших негритянскую культуру. По нашему мнению, одним из них вполне может считаться Роланд Фрайер-младший, молодой черный экономист, изучавший явление «подражания белым» и разрыв в успеваемости между черными и белыми учениками. Его научная карьера довольно необычна. Он был средним учеником в школе и рос в нестабильной семье. Благодаря спортивным достижениям ему удалось поступить в Техасский университет в Арлингтоне. Во время учебы ему удалось уяснить две важные вещи. Во-первых, он понял, что никогда не сможет стать профессиональным баскетболистом или футболистом. Во-вторых, вынужденный впервые в жизни взяться за учебу, он неожиданно понял, что это дело ему по душе. По окончании обучения в Университете Пенсильвании и Чикагском университете он был приглашен на должность преподавателя в Гарвард. К этому моменту ему исполнилось всего двадцать пять лет, и он уже смог создать себе отличную репутацию благодаря беспристрастному взгляду на расовые проблемы.

Задача Фрайера состояла в изучении причин отставания представителей черной расы. «Можно найти кучу примеров того, что черные достигают меньшего, чем могли бы, – говорит он. – Легко заметить разницу между черными и белыми хотя бы по таким показателям, как количество детей, рожденных вне брака, детская смертность или ожидаемая продолжительность жизни. Результаты школьных тестов оказываются самыми низкими именно у черных детей. Черные зарабатывают меньше белых. Совершенно ясно, что их жизнь складывается куда хуже, чем у белых. Я лишь хочу выяснить, в чем заключается ошибка черных. И этому я хотел бы посвятить всю мою жизнь».

Помимо экономического и социального неравенства между черными и белыми Фрайер заинтересовался культурной сегрегацией. Черные и белые смотрят разные телевизионные передачи (единственное, что любят смотреть и черные, и белые, – это футбол; а один из самых популярных комедийных сериалов в истории, Seinfeld, не входит даже в число пятидесяти передач, которые предпочитают черные). Они курят разные марки сигарет (так, марка Newports популярна у 75 процентов черных подростков, при этом ее курят всего 12 процентов их белых ровесников; белые подростки обычно предпочитают Marlboro). А черные родители дают своим детям имена, которые коренным образом отличаются от имен, популярных у белых.

Фрайер задался вопросом: является ли негритянская культура причиной экономического неравенства между черными и белыми или просто его отражением?

Так же как и в случае с данными ECLS, Фрайер начал искать ответ в информационных массивах: он принялся изучать данные свидетельств о рождении, выданных всем детям штата Калифорния начиная с 1961 года. Эти данные примерно по 16 миллионам детей включали в себя ряд стандартных параметров (имя, пол, раса, вес ребенка при рождении, семейное положение матери), а также несколько других, более познавательных факторов, таких как почтовые индексы (что позволяло оценить социально-экономическое положение и расовую принадлежность соседей каждой семьи), способ оплаты счета за больничные услуги (еще один экономический показатель), а также уровень образования родителей.

Калифорнийские данные убедительно показывают, насколько по-разному белые и черные родители подходят к выбору имени для своих детей. Белые и выходцы из Азии дают своим детям похожие имена; немного иначе подходят к этому вопросу латиноамериканцы, однако степень различий в данном случае значительно меньше, чем пропасть между подходами черных и белых.

Данные также показывают, что разрыв между черными и белыми в этом вопросе является сравнительно недавним явлением. До начала 1970‑х годов типичные имена черных детей очень напоминали имена белых. Однако типичный ребенок, родившийся в негритянском районе, получал имя, которое встречается у чернокожих в два раза чаще, чем у белых. К 1980 году черный ребенок получал имя, которое у белых встречается в двадцать раз реже. (Это движение носило более агрессивный характер в отношении имен девочек. Возможно, это связано с тем, что родители любых рас меньше склонны экспериментировать с именами мальчиков.) Учитывая место и время этих перемен – густонаселенные городские районы, в которых набирали силу различные общественные негритянские организации, мы можем предположить, что основная причина выбора типично негритянских имен была связана с движением «Черная сила (Black Power)», пропагандировавшим африканскую культуру и боровшимся с «превосходством белой расы». И если подобная «революция имен» действительно вызвана действиями «Черной силы», то можно сказать, что она стала их самым длительным последствием. В наши дни редко можно встретить человека с прической в стиле афро. Еще реже можно увидеть человека, одетого в африканский национальный костюм. Основатель «Партии Черных пантер»[20] Бобби Сил в наши дни известен разве что как лицо из рекламы продуктов для барбекю.

Однако множество имен, употребляемых в наши дни, принадлежит исключительно представителям негритянской расы. Более 40 процентов черных девочек, ежегодно рождающихся в Калифорнии, получают имя, которое можно найти лишь у одной из 100 тысяч белых девочек, родившихся в тот же год. Еще более примечателен тот факт, что около 30 процентов черных девочек получают имена, уникальные как для черных, так и для белых девочек, рожденных в это же время в Калифорнии. Кстати, на протяжении 1990‑х годов 228 малышей получили имя Unique (Уникальный), а по одному ребенку получили еще более «уникальные» имена – Uneek, Uneque и Uneqqee. Даже самые популярные в негритянской среде имена практически не встретишь у белых. Из 626 девочек, получивших в 1990‑х годах имя Дейя, 591 была черной. Из 454 девочек с именем Прешиос (Драгоценная) к негритянской расе принадлежала 431. Из 318 девочек с именем Шенис (Сияние) 310 были черными.

Так какие же родители называют детей именами, столь ярко свидетельствующими о принадлежности к негритянской культуре? Данные четко показывают: подобное имя своему ребенку дает незамужняя, небогатая и недостаточно образованная молодая мать, живущая в негритянском районе и сама имеющая типичное негритянское имя. С точки зрения Фрайера, тот факт, что ребенок получает типичное для афроамериканца имя, является со стороны родителя сигналом солидарности с общиной. «Если я назову своего сына Мэдисон, – размышляет такая мать, – то про меня соседи могут подумать: она что, хочет от нас отколоться и жить с белыми?» Если принято считать, что черные дети, интересующиеся математикой и балетом, пытаются «подражать белым», то мать, называющая свою дочку Шенис, просто пытается «быть такой же, как и другие черные».

Калифорнийское исследование показывает, что многие белые родители посылают сигналы совершенно иного толка. Более 40 процентов белых младенцев получают имена, которые в четыре раза популярнее у белых, чем у черных, – к примеру, Коннор, Коди, Эмили и Эбигейл. За последние десять лет каждое из этих имен получали не менее двух тысяч детей, родившихся в Калифорнии, и всего два процента из них были черными.

Так какие же имена являются типично «черными» или «белыми»?

Так насколько важно то, что у вас типичное негритянское или, напротив, «белое» имя? На протяжении множества лет проводился целый ряд «аудитов и исследований», с помощью которых пытались оценить восприятие людьми разных имен. В ходе одного из них ученые рассылали потенциальным работодателям два идентичных (ненастоящих) резюме, одно с традиционным «белым» именем, а другое – с именем, присущим иммигрантам или национальному меньшинству. Обычно тех, у кого «белое» имя, после этого значительно чаще приглашали на собеседование.

Согласно одному из таких исследований, если два человека с именами ДеШон Уильямс и Джейк Уильямс отправят идентичные резюме одному и тому же работодателю, то этот работодатель в большинстве случаев предпочтет перезвонить лишь Джейку Уильямсу. Похоже, негритянское имя само по себе является своего рода наказанием в экономическом плане. Некоторые эти исследования выглядят изящно, однако они не могут объяснить, почему ДеШону так и не звонят. Из‑за того ли, что его потенциальный работодатель расист, убежденный в том, что человек с именем ДеШон Уильямс обязательно будет черным? Либо он отказывается от дальнейшего общения из‑за того, что имя ДеШон ассоциируется с человеком из небогатой и малообразованной семьи? Резюме представляет собой ненадежный источник – недавно проведенное исследование показало, что более чем в 50 процентах резюме содержатся лживые сведения. Поэтому упоминание имени ДеШон может служить для работодателя сигналом о неподходящем культурном фоне соискателя, а следовательно, о его непригодности.

Кроме того, подобные исследования не способны предугадать, что могло бы произойти в ходе интервью о приеме на работу. Предположим, что работодатель – расист, он решает пригласить на собеседование человека с «белым» именем, а тот на самом деле чернокожий. Насколько велики будут шансы, что он примет на работу чернокожего соискателя после того, как пообщается с ним лицом к лицу? Либо беседа превратится для чернокожего соискателя в мучительную и бесполезную потерю времени, то есть своего рода экономическое наказание за то, что у него было имя, присущее белому человеку? Если предположить, что чернокожий соискатель с «белым» именем будет страдать в белом сообществе, то возможно ли соискателю получить преимущества в черном сообществе благодаря своему «черному» имени?

Точно так же, как подобные исследования не могут оценить реальные жизненные исходы для выдуманных ДеШона или Джейка Уильямсов, они не могут оценить и более масштабный эффект влияния типичного «черного» имени.

Возможно, ДеШону следует просто сменить имя. И, разумеется, люди постоянно это делают. Не так давно служащие гражданского суда Нью-Йорка сообщили о том, что количество запросов на смену имени достигло исторического максимума. Некоторые из изменений носят чисто эстетический характер. Молодая пара, Наталья Еременко и Дэлтон Конли, переименовала своего четырехлетнего сына, ранее получившего имя Йо Хин Хейно Аугустус Эйснер Александр Уайзер Наклс Еременко-Конли. Некоторые люди меняют свои имена по экономическим причинам: после того как в начале 2004 года был убит нью-йоркский таксист по имени Майкл Голдберг, полиция сообщила, что на самом деле Голдберг был сикхом, рожденным в Индии, а после иммиграции в США он решил, что еврейское имя будет для него более предпочтительным. Решение Голдберга могло бы озадачить множество людей в мире шоу-бизнеса, так как там на протяжении множества лет существует традиция, наоборот, отказываться от еврейских имен. Именно из‑за этого Иссур Данилович стал Кирком Дугласом, а Зелман Мозес открыл знаменитое Актерское агентство Уильяма Морриса.

Не совсем понятно, смог бы Зелман Мозес достичь столь же значительного успеха, что и Уильям Моррис. Лучше бы обстояли дела у ДеШона Уильямса, если бы он изменил свое имя на Джейк Уильямс или Коннор Уильямс? Очень хотелось бы в это верить, как и в то, что куча подаренных книжек может сделать ребенка умнее.

Хотя и не каждое исследование в состоянии измерить важность имени, подобные измерения вполне можно сделать с помощью данных об именах калифорнийских детей.

Каким образом? Калифорнийские данные включали в себя не только основную статистику по каждому ребенку, но и информацию о степени образованности матери, величине ее дохода и, самое главное, о дате ее рождения. Именно это позволило выявить несколько сотен тысяч матерей, которые сами родились в Калифорнии, а затем установить связь с данными об их собственном рождении. Благодаря анализу этих данных открылась совершенно новая и крайне интересная история: стало возможным оценить жизненный путь каждой женщины. Обычно исследователи могут лишь мечтать о таком последовательном наборе данных. Они могли выделить группу детей, родившихся в сходных условиях, а затем проследить за тем, что случилось с ними через двадцать или тридцать лет. Некоторые из тысяч женщин, включенных в калифорнийское исследование, имели типичные негритянские имена, а другие – нет. С помощью регрессионного анализа, позволяющего принять во внимание прочие факторы, способные повлиять на жизненный путь, исследователи смогли измерить влияние каждого фактора – в данном случае имени женщины – на степень ее образованности, величину дохода и состояние здоровья.

Так влияет ли на жизнь человека его имя?

Данные показывают, что в среднем человек с типичным негритянским именем – женщина по имени Имани или мужчина с именем ДеШон – живет хуже, чем женщина по имени Молли или мужчина по имени Джейк. Однако в этом виновато не имя. Если два черных мальчика, Джейк Уильямс и ДеШон Уильямс, рождаются в одном районе и в одних и тех же семейных и экономических условиях, то, скорее всего, проживут в общем похожую жизнь. Однако родители, называющие своего сына Джейк, не склонны жить в том же самом районе и в тех же экономических условиях, что и родители, называющие своего сына ДеШон. Вот почему мальчик по имени Джейк получит в будущем лучшее образование и станет зарабатывать больше денег, чем ДеШон. Имя ДеШон гораздо чаще появляется в необразованных и неполных семьях с низким доходом. Это имя является индикатором – а не причиной – дальнейшей судьбы. Точно так же, как ребенок, в доме которого нет книг, вряд ли преуспеет в школе, мальчик по имени ДеШон, скорее всего, не преуспеет в жизни.

А что, если ДеШон изменит свое имя на Джейк или Коннор? Улучшит ли это его положение? Мы можем лишь высказать свое предположение: любой человек, осмеливающийся сменить имя ради экономического преуспевания, имеет достаточно высокий уровень мотивации (не меньший, чем выпускник школы в Чикаго, решающий поучаствовать в жеребьевке по выбору школы), а мотивация является куда более сильным индикатором возможного успеха, чем, к примеру, имя.

Подобно тому, как данные ECLS позволили ответить на вопросы относительно родительства (более важные, чем анализ разрыва в школьных отметках между белыми и чернокожими), исследование имен в Калифорнии помогло понять не только то, какие имена являются типично «черными», но и множество более важных вещей. В общих чертах эти данные помогают нам осознать, каким образом родители видят самих себя – и, что еще более важно, какие ожидания они имеют в отношении своих детей.

Для начала зададим себе вопрос: откуда вообще берется то или иное имя? Мы имеем в виду не источник имени. Здесь как раз все очевидно: существуют и библейские имена, и имена, традиционные для Англии, Германии, Италии или Франции; существуют имена принцесс и знаменитых хиппи, ностальгические имена или имена, привязанные к той или иной местности. Все чаще в качестве имен используются торговые марки (Лексус, Армани, Баккарди или Тимберленд); есть и так называемые амбициозные имена. В 1990‑х годах, по данным калифорнийского исследования, не менее восьми детей (все чернокожие) получили имя Гарвард, 15 – Йель (все белые) и 18 – Принстон (все чернокожие). Пока что ни одного ребенка не назвали Доктором. Однако у троих чернокожих детей появилось имя Лойер (Юрист), у девяти чернокожих – Джадж (Судья), у трех белых – Сенатор и у двух чернокожих – Президент. Существуют также и фантазийные, придуманные имена. В ходе интервью Роланда Фрайера на одном радиошоу в эфир позвонила женщина, крайне расстроенная именем, которое получила ее только что родившаяся племянница. По словам радиослушательницы, имя должно было произноситься как «Шах-Тид», однако писалось точно так же, как слово «шитхед» (дерьмоголовая). Другой пример: два чернокожих близнеца получили имена Оранджелло и Лемончелло. Их родители пытались облагородить свой собственный выбор, поэтому произносили эти имена как «а-Рон-желло» и «ле-Мон-челло».

Конечно, людей с именами Оранджелло, Лемончелло или Шитхед можно встретить не так уж часто. Тем не менее существует масса других странных имен. Каким образом имя мигрирует внутри той или иной страны и почему? Является ли причиной миграции мистический «дух времени» или для этого явления можно найти более серьезное объяснение? Все мы знаем, что именам свойственно исчезать и возрождаться – обратите внимание на то, насколько чаще дети стали получать имена Софи или Макс, – но следуют ли эти факты определенной тенденции?

Ответ можно найти в калифорнийских данных, и этот ответ – «да».

Одним из наиболее интересных открытий этого исследования оказалась корреляция между именем ребенка и социально-экономическим статусом его родителей. Давайте сравним самые популярные имена среднего класса (белого населения) с именами детей в белых семьях с низким достатком (эти и другие списки основаны на данных 1990‑х годов, которые не утратили своей актуальности и в наши дни).

Очевидно, что между этими списками имеется значительное пересечение. Однако стоит помнить о том, что эти имена являются, в принципе, самыми популярными. Не стоит забывать и о размере выборки. Разница в количестве детей, которые носят имена, стоящие на разных местах в списках, может составлять несколько сотен или даже тысяч. Например, если имя Бриттани находится на пятом месте в списке для семей с низким достатком и на восемнадцатом – в списке семей со средним достатком, то очевидно, что имя Бриттани принадлежит скорее к первой группе. Многие другие имена еще более показательны. Пять имен из каждого списка вообще не встречаются в другом.

Теперь давайте сравним между собой пять имен, которые чаще всего дают своим детям родители из семей с высоким и низким достатком.

Проделаем то же самое упражнение для имен мальчиков.

Принимая во внимание связь между уровнем дохода и именами, а также зная о наличии значительной корреляции между уровнем дохода и образованием, мы не удивляемся тому, что существует значительная связь между уровнем образования родителей и именем, которое они дают своему ребенку. Давайте выберем из общей массы данных имена, которые чаще всего дают своим детям родители с разной степенью образованности.

Эффект станет еще более впечатляющим, если мы возьмем в качестве примера не самые распространенные имена. Давайте выделим из всей калифорнийской базы имена, которые чаще всего дают своим детям наименее образованные белые родители.

Однако если вас зовут Синди или Бренда, вам больше сорока лет и ваших родителей никак нельзя назвать необразованными людьми, то ничего удивительного здесь нет. Эти имена, как и многие другие, приобрели такое свое значение совсем недавно. Некоторые имена детей в необразованных семьях пишутся с отступлением от лингвистических норм (порой сознательно, а порой нет). В большинстве случаев стандартное написание таких имен, как Табита, Шайен, Тиффани, Бриттани и Джасмин, указывает на низкую степень образованности родителей. Порой даже у одного и того же имени может быть несколько вариантов написания.

А вот список имен мальчиков из малообразованных семей. Сюда включены намеренные искажения имен (Micheal и Tylor), однако значительно чаще в списке присутствуют уменьшительные имена, используемые в качестве полных.

Теперь давайте перейдем к именам, которые свидетельствуют о высокой степени образованности родителей. У этих имен практически нет никаких фонетических или эстетических пересечений с именами из предыдущего списка. Особенно это заметно на именах девочек, на которые оказывают сильное влияние литература и другие формы искусства. Сразу же хотим предупредить будущих родителей, выбирающих имя «с толком»: помните, что никакое имя не сделает вашего ребенка умнее. Скорее всего, оно лишь на какое-то время поставит вашего ребенка на один уровень с другими толковыми детьми (более обширный и разнообразный список имен девочек и мальчиков приведен в конце книги).

Рассмотрим теперь список мужских имен, распространенных в наши дни в образованных семьях. В этом списке заметно присутствие еврейских имен, а также явное влияние ирландского национализма.

Если многие из имен в этом списке кажутся вам незнакомыми, то в этом нет ничего страшного. Все более разнообразными становятся даже имена мальчиков (список имен которых традиционно был меньше, чем у девочек). Это означает, что даже самые популярные среди мальчиков имена оказываются в процентном отношении куда менее популярными, чем в прошлом. Давайте сравним между собой два списка – самые популярные имена чернокожих мальчиков, родившихся в Калифорнии в 1990 и 2000 годах. В первую десятку 1990 года включены имена 3375 младенцев (18,7 процента всех родившихся в этом году), а в список 2000 года попали имена 2115 детей (14,6 процента детей, родившихся в этом году).

Всего за десять лет самое популярное среди чернокожих мальчиков имя Майкл (532 упоминания) стало заметно менее популярным и уступило место имени Исайя (308 упоминаний). Очевидно, что предпочтения родителей в отношении имен для детей начинают меняться. Однако этим спискам присуща также высокая скорость смены лидеров. Обратите внимание на то, что четыре имени из списка 1990 года (Джеймс, Роберт, Дэвид и Кевин) полностью выпали из списка 2000 года. Разумеется, они входили лишь во вторую пятерку в списке 1990 года (только имя Джеймс было на пятом месте). Однако имена, сменившие их в 2000 году, не присутствовали в списке раньше. Лидирующие позиции в списке 2000 года заняли три имени: Исайя, Джордан и Элайджа – также прежде не входили в список. Рассмотрим еще один, куда более заметный пример того, как имя может приобретать и терять популярность. Давайте изучим список десяти самых популярных имен белых калифорнийских девочек в 1960 и 2000 годах.

В новом списке не осталось ни одного имени из списка 1960 года.

Вы скажете, что любому имени сложно сохранять популярность на протяжении сорока лет. Что ж, давайте сравним имена, наиболее популярные в наши дни, с именами, которые были самыми популярными всего лишь двадцать лет назад.

Популярным осталось лишь одно имя – Сара. Так откуда же появились все эти Эмили, Эммы и Лорен? Откуда, ради всего святого, появилось имя Мэдисон? Очевидно, что новые имена быстро приобрели популярность, но почему?

Давайте еще раз взглянем на несколько пар имен. Ниже приведены наиболее популярные имена, которые в 1990‑х годах давали девочкам в семьях с высоким и низким достатком.

Замечаете что-нибудь интересное? Попробуйте сравнить эти имена с именами из списка «Самые популярные имена белых девочек» в конце книги, в который включены популярные имена по состоянию на 1980 и 2000 год. Лорен и Мэдисон, два имени из списка имен девочек из богатых семей в 1990‑х, попали в список десяти самых популярных имен 2000 года. А Эмбер и Хизер из списка самых популярных имен 1980‑х годов, теперь находятся в списке для бедных семей.

Заметна явная тенденция: как только имя становится популярным в богатых образованных семьях, оно начинает постепенно распространяться и в менее благополучной семейной среде. Эмбер и Хизер изначально были именами для богатых семей, так же как Стефани и Бриттани. Однако всего через десять лет на каждые семь девочек из богатых семей с именами Стефани или Бриттани начало приходиться не менее пяти девочек из бедных семей с тем же именем.

Так где же бедные семьи находят имена для своих детей? Многие люди считают, что источником имен часто являются знаменитости. Однако на самом деле знаменитости оказывают на выбор имени ребенка незначительное воздействие. По состоянию на 2000 год поп-звезда Мадонна продала не менее 130 миллионов дисков по всему миру, однако ее именем в Калифорнии не назвали и десятка детей (именно столько упоминаний имени в общей базе требовалось для того, чтобы оно попало в список из четырех тысяч имен, на базе которого был создан список, приведенный в примечании в конце книги). Когда вы видите имена типа Brittany, Britney, Brittani, Brittanie, Brittney и Brittni, то можете предположить, что все они появились благодаря Бритни Спирс. Однако на самом деле имя певицы не было причиной, а является лишь одним из подтверждений взрывообразного роста популярности имени Brittany/Britney/Brittani/Brittanie/Brittney/Brittni. Это имя в своем наиболее распространенном варианте – Brittany – находится на восемнадцатом месте в списке имен в богатых семьях и на пятом – в бедных. Можно смело предположить, что очень скоро оно перестанет пользоваться прежней популярностью. Десять лет назад таким же симптомом популярности имени Ширли стала актриса Ширли Темпл, хотя в наши дни ее часто упоминают не как симптом, а именно как причину популярности этого имени. Стоит также отметить, что множество женских имен, таких как Ширли, Кэрол, Лесли, Хилари, Рене, Стейси и Трейси, изначально были именами мальчиков. Интересно, что обратная тенденция – от женских имен к мужским – практически не отмечается.

Так что знаменитости не оказывают значительного влияния в деле популяризации тех или иных имен. Основная роль в этом процессе принадлежит вашим соседям, живущим в нескольких кварталах от вас и имеющим чуть больший дом и чуть более новую машину. Тем людям, которые прежде называли своих дочерей Эмбер или Хизер, а теперь называют их Лорен или Мэдисон. Тем семьям, которые называли своих сыновей Джастин или Брендон, а теперь дают им имена Александр или Бенджамин. Родители редко выбирают имена из своего близкого окружения – например, имена членов семьи или близких друзей. Чаще всего они, сознательно или нет, выбирают имена, ассоциирующиеся у них с успехом.

Однако, как только имена, прежде привычные лишь для богатых семей, начинают распространяться слишком широко, богатые семьи начинают от них отказываться. Постепенно имя станет столь распространенным, что даже бедные семьи потеряют к нему интерес, и оно выйдет из обихода. Небогатые родители к этому времени займутся поисками нового имени, популярного среди богатых.

Итак, подход оказывается относительно ясным: родители всех этих девочек по имени Александра, Лорен, Катрин, Мэдисон и Рейчел не тратят много времени на выбор имени для своих дочерей. Эти имена уже находятся на слуху. В таком случае возникает вопрос – а откуда берут имена богатые родители?

Нас уже не должно удивлять, что они чаще всего выбирают имена из списка имен «наиболее толковых» мальчиков и девочек штата Калифорния, перечисленных в конце книги. Разумеется, многие из них, например Уна, Глиннис, Флориан и Киа, так и останутся редкими. То же самое можно сказать и о множестве имен еврейского происхождения (таких как Ротем, Зофия, Акива и Зев), несмотря на то, что многие популярные в наши дни имена (Дэвид, Джонатан, Сэмюел, Бенджамин, Рейчел, Ханна, Сара, Ребекка) также имеют еврейские корни. Пожалуй, обрести популярность сможет только одно еврейское имя – Авива. Его легко произносить, оно приятно и выглядит довольно симпатично и удобно.

В ходе исследования были составлены две базы данных «толковых» имен, представляющих собой пример наиболее популярных имен в наши дни. Некоторые из них могут показаться странными, однако они неминуемо станут самыми популярными именами завтрашнего дня. Прежде чем посмеяться над ними, задайте себе вопрос: кажется ли вам хотя бы одно из них более диким, чем могло бы показаться имя Мэдисон десять дет назад?

Очевидно, что в процессе выбора имени для ребенка родители руководствуются множеством различных мотивов. Они хотят, чтобы имя звучало традиционно или имело богемные черты, было уникальным или модным. И, разумеется, было бы большим преувеличением считать, что все родители (сознательно или бессознательно) пытаются выбрать имя, присущее «умным» детям или ассоциирующееся с богатством. Однако они пытаются подать с помощью имен своих детей некий сигнал – именно поэтому они называют детей Уиннер или Лузер, Мэдисон или Эмбер, Шитхед или Сандер, ДеШон или Джейк. На основании данных калифорнийской базы можно сделать вывод, что огромное количество родителей воспринимают имя ребенка как сигнал о своих ожиданиях, связанных со степенью успешности ребенка в будущем. Они понимают, что имя само по себе вряд ли может оказать решающее воздействие на будущее. Однако они чувствуют себя спокойнее, зная, что постарались что-то для этого сделать уже с самого начала.

<< | >>
Источник: Стивен Дэвид Левитт, Стивен Дабнер. Фрикономика: Экономист-хулиган и журналист-сорвиголова исследуют скрытые причины всего на свете. 2018

Еще по теме Глава 6 Идеальные родители, часть вторая, или Неужели «роза пахнет розой, хоть розой назови ее, хоть нет?»[19]:

  1. Хоть стой, хоть падай
  2. Хоть стой, хоть падай
  3. ТАК СДЕЛАЙТЕ ХОТЬ ЧТО-НИБУДЬ, ЧТОБЫ ПРИБЛИЗИТЬ МЕЧТУ!
  4. ЧАСТЬ ВТОРАЯ КОНЦЕНТРИРУЙТЕСЬ ПРОДУКТИВНО или В чём суть вашей точки зрения?
  5. Часть вторая. Ресурсы логистики. Глава 6 Информация.
  6. NOTHING THERE или NTHG или NIX НИЧЕГО или НЕТ.
  7. 1. Родителям. Образование начинается дома − трюизм, который многие американские родители забывают и игнорируют.
  8. Часть вторая
  9. Часть VII/22. Как создать идеально оптимизированную страницу?
  10. Часть вторая. Специальные положения
  11. Захотят ли родители, чтобы их дочь или сын вступили в брак с Ното Есопоткм
  12. Часть вторая Таинства японских свечей
  13. Штрафы: платить или нет?
  14. ГЛАВА 10. Создание идеальной веб-страницы.
  15. Глава 25. РАЗБОР КОНКРЕТНЫХ СИТУАЦИЙ — ИДЕАЛЬНЫЙ МИР
  16. Социотип — это константа, то есть неизменная часть любой коммуникативной системы, ее невидимая инфраструктура. Следовательно, социотип имеет идеальный характер, но его проявления в жизни реальны и их легко обнаружить
  17. У меня нет маркетера. Значит, у меня нет маркетинга?
  18. Часть VII/1. Ультиматум сайту: контент или конец
  19. Волны или к Фазе Второй Попытки. Третья Волна - Исходный Уверенный Подъём Четвёртая Волна – Откат Пятая Волна – вторая попытка в том же направлении Случай 2 – Неправильная Модель Пяти Волн