<<
>>

Общий фон и основные тенденции

Если говорить очень приблизительно, то начало того, что я считаю новым периодом истории экономического анализа, отно-сится к Первой мировой войне. Но это лишь случайное совпадение. С точки зрения причинности эта мировая война имела слабое отношение к новым тенденциям, которые на самом деле были заметны еще до 1914 г.
Конечно, публика, как это бывает в любую эпоху потрясений, полагала, что наблюдаемые ею экономические феномены были совершенно новыми, неслыханными и имели природу, совершенно не укладывающуюся в схему экономического анализа. Некоторые люди превратились в бедных, другие — в богатых; одни увидели, что вместо привычного игнорирования политики защищают их интересы, другие вместо привычной защиты испытали ущемление своих интересов политиками. Но ни один экономический факт или процесс, наблюдавшийся в течение этой войны и послевоенного периода, не мог научить ученого-экономиста чему-то новому. В частности, инфляционные процессы прекрасно «вписывались» в самые старые схемы. И здесь нечему удивляться.
Экономическая наука весьма несовершенна. Но не настолько, чтобы такого события, как война, — какой бы широкомасштабной и разрушительной она ни была, — оказалось достаточно для ее опровержения.

Фундаментальная независимость достижений, открывших новый период истории экономического анализа, от влияния войны, может быть легко продемонстрирована перечислением этих достижений. Во-первых, было достигнуто беспрецедентное богатство статистического материала. Во-вторых, с помощью старого тео-ретического аппарата были достигнуты новые результаты. В-тре-тьих, началось развитие экономической динамики. В-четвертых, возникло новое соотношение между экономической теорией и статистическими методами, получившее отражение в эконометрии. Именно эти четыре аспекта — несомненно взаимозависимые — современных исследований будут обсуждаться в последующих главах.

Оставшаяся часть этой главы будет посвящена обсуждению «атмосферы».

Наша эпоха является переходной, и не только в том смысле, в котором любая эпоха является таковой, но и в специфическом смысле, обусловленном быстротой происходящих и неизбежных фундаментальных социальных перемен, всеобщей осведомленностью об этих переменах и их ожиданием. Мало кто будет это отрицать. Представляется удобным показать сразу два аспекта, в которых указанное обстоятельство имеет отношение к научным исследованиям в нашей области.

Первое, что замечает большинство из нас, — это новые тен-денции и новые проблемы. Но здесь важнее осознать, насколько они остаются всего лишь старыми знакомыми в новом социоло-гическом одеянии, чем понять степень действительной новизны поставленных научных проблем. Для начала мы можем повторить применительно к современной экономической истории то, что было сказано чуть раньше об экономической истории Первой мировой войны. Социальные структуры, экономическая и прочая политика, экономические ситуации весьма различны, но из этого еще не следует, что новые экономические принципы вытекают из новой ситуации или необходимы для ее понимания. Так, внешняя политика, экономическая и прочая, воспринимаемые старыми добрыми либералами как новая ересь и представляющиеся более восторженным наблюдателям великими открытиями, показались бы весьма знакомыми Малину и Мисселдену. Трудовое соглашение более не считается теоретиками «свободным», но оно не только никогда не было таковым, исключая сравнительно короткие исторические периоды, но и не представляет собой новой проблемы для аналитика — все, что он должен сделать, это взять другую модель из своего «ящика с инструментами». Политическая рента — платежи из общественных фондов определенным группам, которые не выполняют специфических экономических функций, — является яркой чертой современного общества; но этот феномен имел не меньшее значение в обществе времен Людовика XV: тот факт, что получатели имели различную классовую принадлежность, для чистого экономического анализа имеет меньшее значение, чем может показаться.

Сторонники и противники «Нового курса» были едины в том, чтобы считать его чем-то новым. Таковым он во многих смыслах и являлся. Но не с нашей точки зрения: практически все меры, выражаемые этим лозунгом, наблюдались и исчерпывающе анализировались ранее. И это еще не все. Возможны события, способные привести к исторически новым ситуациям. Примером является полномасштабный (не большевистский) социализм, принимаемый современным индустриальным обществом. Но для экономиста это не представит новой проблемы. Под рукой уже имеется теория социалистической экономики, полностью разработанная вполне буржуазными экономистами в то время, когда еще не было надежды или опасения, что это упражнение в чистой теории будет когда-либо использоваться на практике. В этом отношении экономисты были лучше своей репутации.

И все-таки некоторые модели и проблемы являлись аналитически новыми. В качестве примеров я мог бы упомянуть «уход от золота», девальвацию, дефляцию, валютный контроль и другие «проверенные временем» инструменты регулирования денежной сферы. Дело в том, что они не всегда были «проверенными временем» и потому были известны под нелестными именами. Однако это было бы лишь в принципе и не до конца корректно. Важно то, что мы видим новые, не видные ранее стороны этих инструментов, и мы научились рассуждать о них иным образом. Кроме того, теория имеет тенденцию становиться специализированной, — отчасти намеренно, но в основном стихийно, — когда по молчаливому соглашению теоретики рассматривают в течение длительного времени одну и ту же совокупность социальных и экономических явлений. Ее особенности затем принимаются как данность и многие тезисы корректируются так, чтобы соответствовать даже наименее долговременным из этих особенностей. Если центральные банки на практике являются отделениями казначейства; если другие банки потеряли практически все функции, кроме чисто канцелярских услуг по обналичиванию чеков и покупке государственных облигаций; если рыночная процентна я ставка ничего не значит и механизмы валютного рынка и фондовой биржи почти парализованы; если мотивация к получению прибыли у промышленников быстро исчезает; если наемные менеджеры управляют наиболее важными предприятиями; если частная бережливость и частные инвестиции прекращают выполнять свои функции и создание дохода с помощью государственных расходов рассматривается как нормальный элемент экономического процесса, в котором налогообложение поглощает особо высокие доходы и т.

д. — тогда относительное значение различных частей капиталистической системы столь сильно изменяется (многие из этих частей вообще перестают работать, тогда как другие, которыми можно было оправданно пренебречь ранее, начинают играть доминирующую роль), что все «прикладные» области естественным образом приобретают совершенно иной вид. И теоретики смещают акценты: обращаются к более тщательной разработке одних моделей и оставляют при этом без внимания другие. Но важно понимать, что с точки зрения техники анализа все это имеет гораздо меньшее значение, чем склонны полагать непрофессионалы.
<< | >>
Источник: Йозеф А. Шумпетер. История экономического анализа. Том 3. 2004

Еще по теме Общий фон и основные тенденции:

  1. Общий фон и основные черты
  2. Основные средства. Общий режим налогообложения
  3. Основные тенденции развития инвестиционной деятельности
  4. Основные тенденции развития личных продаж
  5. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ [82]
  6. Основные тенденции развития маркетинга
  7. Основные тенденции изменения внутренней среды организаций
  8. 10.3. Основные тенденции развития рынка ценных бумаг
  9. Государственные корпорации: основные направления и тенденции развития в 20072008 гг.
  10. Межбюджетные отношения и субнациональные финансы. Основные тенденции развития отношений между бюджетами различного уровня в 2008 г.
  11. Отсутствие тенденции — тоже тенденция
  12. Основные тенденции развития мирового хозяйства после Второй мировой войны и варианты его трансформации
  13. Задание Выполнить сравнительную характеристику “наивного” прогноза и прогноза, выполненного методом долгосрочной средней (продукт А, тенденция отсутствует; продукт В, тенденция есть).
  14. 4.4. Общий бюджет
  15. Общий налоговый режим
  16. Общий анализ внеоборотных активов