<<
>>

Смысл концепции

Мы начнем с того, что вспомним кон-цепцию производственной функции в том виде, в каком она широко применяется сегодня. Предположим, что бизнесмен А планирует производить точно определенный <'\уе11-с!е?тес1> товар X в количестве х штук в единицу времени на единственном заводе, который должен быть построен для этой цели.
Производство требует однозначно определенных затрат в единицу времени (и19 и2,... ип ) столь же точно определенных ресурсов VУ2,... Уп. Эти затраты технологически фиксированы наподобие вальрасианских производственных коэффициентов и определяют для нас, экономистов, единственно возможный «процесс» или «метод» про-изводства. Однако, как правило, существует несколько или даже бесконечно много подобных процессов или методов производства, посредством которых может быть произведено х. Каждый из них — опять-таки с точки зрения экономистов — задается определенным набором затрат ресурсов в единицу времени: если два или более технологически различных процесса требуют в точности одинаковых комбинаций затрат ресурсов для производства х, они являются с нашей точки зрения идентичными.
Стремясь минимизировать общие издержки производства х, господин А будет выбирать между этими возможностями и потому с самого начала откажется от тех процессов, которые требуют использования большего количества всех (редких) ресурсов V,, У?,... Уп, чем другие процессы. Среди прочих вариантов, которые мы можем назвать приемлемыми, он сделает выбор в соответствии с ценовой ситуацией, которая, по его мнению, сложится на факторных рынках в период, на который он планирует производство.

Полный перечень всех приемлемых вариантов, с которыми хорошо знаком А или его консультант-инженер, определяет технологический горизонт А или его консультанта. Если предпо-ложить, что величины V изменяются непрерывно и гладко, и позволить так же непрерывно и плавно изменяться величинам х, мы можем выразить технологический горизонт, введя функцию трансформации следующего вида: х = ь>2,...

ил), которая называется производственной функцией и ставит в соответствие любому данному набору величин и. (/ = 1, 2,... п) определенное максимальное количество х, которое можно произвести при данном наборе ресурсов. Любое изменение технологического горизонта, вызванное, например, открытием нового процесса или тем, что процесс, который не был ранее коммерчески доступным, стал таковым, разрушает эту производственную функцию и заменяет ее другой. Все это достаточно просто, и должно быть вполне очевидно, какие свойства мы должны приписать производственной функции на различных уровнях абстракции, которых требует от нас исследование конкретных проблем. Так, если мы находимся на наиболее высоком уровне абстракции в поисках наиболее «чистой» логики производства, мы будем подразумевать, как мы только что делали, что производственные функции непрерывны и дважды дифференцируемы во всех направлениях. Очень часто эти допущения не соответствуют реальности. Но это не должно быть препятствием, пока нас интересует чистая логика производства. Это становится препятствием только тогда, когда мы применяем результаты, полученные с помощью этих допущений, к ситуациям и проблемам, для которых характерны разрывы производственных функций и отсутствие частных производных первого и второго порядка. Постулировать существование непрерывности и дифференцируемости для всех ситуаций и всех проблем так же бессмысленно, как и отрицать его во всех случаях. Пренебрежение этой тривиальной истиной было невероятно обильным источником бесполезных споров вплоть до сегодняшнего дня и задержало прогресс анализа, что представляет интерес для исследователя «прогресса науки» и «особенностей человеческого ума». Для того чтобы осветить этот аспект, удобно сперва рассмотреть ряд вопросов в том виде, в котором они представлены сегодня, дабы подготовить почву (хотя бы частично) для нашего повествования об историческом развитии и дать читателю информацию, которая может помочь ему оценить последнее. Ссылки на некоторые современные изложения теории производства и издержек (преимущественно статических аспектов) приводятся в сноске.

1) Мы пришли к сомнению в идее точно определенного товара или услуги.

Кроме того, фирмы, как правило, производят не одно благо, обладающее одним свойством, а много благ с различными свойствами, и способность «переключить» производство с одного блага на другое является важным соображением при выборе метода производства. Наконец, изменение комбинации производительных услуг зачастую будет влиять на свойства или даже на тип производимого фирмой блага. В некоторой степени это можно учесть, если ввести в производственную функцию много товаров (хг х2,... хт) и записать последнюю в имплицитной форме: ф^, х2у... хт; vly v2,... vn) = 0. Это было сделано Алленом, Хиксом, Леонтьевым, Тинтнером и др.

2) Если мы хотим основать свою теорию производства на теории «окольного» процесса Джевонса—Бёма-Баверка—Тауссига, мы можем ввести время непосредственно в производственную функцию, записав: х — vj/^, и2,... vn; t). К этому шагу подводит трактовка Викселем проблем капитала, и этот шаг был сделан многими современными авторами (см., например: Allen. Op. cit. P. 362). Однако очевидно, что есть и другие характеристики технологии фирмы: помимо затрат ресурсов и времени: скорость изменения затрат, лаги в изменениях некоторых из них, накопленную сумму других затрат, выпуск, ожидаемый не в ближайшем, а в более отдаленном будущем, — все они могут быть важными. Не углубляясь в эти проблемы, мы обратимся к практике введения параметров сдвига (a, ?...) в производственную функцию, которая тогда примет вид: х = f(v1, v2,... vn; a, ?...). Это равносильно чисто формальному признанию того факта, что производственные функции изменяются во времени. Такая практика, конечно, может быть оправ-дана, но мне представляется, что этот факт столь же хорошо можно отобразить, сказав (как мы уже отметили выше), что инновации разрушают производственную функцию и утверждают новую.

3) Для экономиста процесс или метод производства определяется независимыми переменными в производственной функции даже несмотря на то, что это может привести к отождествлению процессов или методов, весьма различных с точки зрения инженера; следовательно, технологические различия сами по себе нас не интересуют. Но из этого следует, что мы должны включить в функцию все производительные ресурсы, которые могут потре-боваться в любом из приемлемых методов производства товара, хотя некоторые из этих методов могут требовать ресурсов, не используемых при остальных методах.

Это создает трудность, побудившую некоторых теоретиков (см., например: Schneider. Op. cit. Р.1) включить в производственную функцию только те процессы или методы, в которых используются одни и те же ресурсы (хотя и в разных пропорциях), и определить технологический горизонт не одной производственной функцией, а несколькими.

Более важен, однако, другой момент. Но определению, наша производственная функция относится только к одной фирме — строго говоря, только к одной производственной единице или «заводу» — и не относится к экономике в целом. Но на протяжении рассматриваемого периода и даже в наши дни было и осталось общепринятой практикой рассуждать так, как будто существует общественная производственная функция, и нетрудно увидеть почему: нам удобно говорить об «общественной» предельной производительности при изложении теории распределения дохода. И потому большинство лидеров того периода (среди них Бём-Баверк, Дж. Б. Кларк, Уикстид и Виксель) принимали существование агрегатной (общественной) производственной функции как нечто данное, по крайней мере неявно. Они не понимали, что логическое право использовать это понятие должно быть приобретено посредством доказательства. Многие современные авторы, особенно кейнсианцы, столь же небрежны.

4) Математически производственная функция вводится в теоретическую систему с целью задать функции спроса на про-изводственные ресурсы (см., например: Allen. Op. cit. Р. 369 et seq.) — как ограничение, налагаемое на поведение фирм: фирмы стараются максимизировать чистую прибыль в рамках возможностей, содержащихся в производственной функции. Мы могли бы попытаться собрать в одно выражение все множество технологических обстоятельств, которые представляются нам значимыми для достижения каких-либо целей. Но даже там, где это возможно, гораздо удобнее сделать одно соотношение основным — конечно, мы выберем то из них, которое имеет первостепенное экономическое значение (об этом речь пойдет далее), — и затем ввести другие факты (гипотезы), которые будут приняты в расчет как дополнительные ограничения или, если можно так выразиться, ограничения, налагаемые на другое ограничение, которое мы считаем основным. Лучше всего пояснить это следующим образом: предположим, есть п ресурсов, которые определяют «производственную поверхность» <ргос1ис1шп виг?асе> в (п + 1)-мерном гиперпространстве. В общем случае мы обнаружим, что фирмы не могут свободно перемещаться по всей данной поверхности и что технологические условия оставляют выбор только в границах определенной области. Так, могут существовать «ограничивающие факторы», которые по технологической необходимости должны всегда использоваться в количестве, строго пропорциональном количеству продукта или количеству какого-либо другого фактора (Р. Фриш); могут иметься ограничения и других типов (А. Смизис). Мы еще возвратимся к этому, а сейчас должны обратиться к особому краткосрочному типу этих дополнительных ограничений, важность которого для теории предельной производительности отмечалась профессором Смизисом.

Я уже подчеркнул тот факт, что полностью логический смысл концепции производственных функций открывается только тогда, когда мы думаем о них как о функциях «планирования» в мире проектов <Ыиергт1з>, где каждый элемент, который является технологически переменным, может быть изменен по желанию мгновенно и без каких-либо издержек.

Но всякий раз, когда мы применяем эту концепцию (а мы определенно хотим это делать) к фирмам, которые владеют дей-ствующими предприятиями и уже «привязаны» к конкретным заводам, оборудованию и, возможно, к части существующего ад-министративного аппарата, мы должны помнить, что адаптация требует времени и те элементы производственного аппарата фирм, которые «сопротивляются» переменам, будут действовать на тех-нологический выбор как дополнительные ограничения. Игнори-рование этого факта вернет нас обратно в сферу чистой логики, в результате реальность по-прежнему не будет соответствовать теоретической модели и теоремам, особенно теоремам предельной производительности, которые выведены из данной модели. Принятие в расчет времени, необходимого для полной адаптации, — Маршаллов метод трактовки этой ситуации, — также не поможет нам, поскольку в течение этого необходимого периода произойдут другие изменения, которые сделают соответствие модели невозможным. Одинаково важно осознавать и проистекающие из этого неизбежные несоответствия между теорией и фактами, и то, что эти несоответствия не являются настоящим препятствием для теории: то обстоятельство, что часы, лежащие на моем столе, не движутся в сторону центра Земли, не может служить веским возражением против закона всемирного тяготения, хотя экономисты, не являющиеся профессиональными теоретиками, иногда рассуждают, как будто это так.

5) Поэтому лишь при исключительно благоприятных обсто-ятельствах мы можем наблюдать «логически чистые» производ-ственные функции. Особенно это характерно для сельского хозяйства, где мы имеем не только результаты наблюдений, но и экспериментальный материал, позволяющий эти функции кон-струировать. Но всякий раз, когда мы пытаемся делать это лишь на основе данных по действующим предприятиям, мы сталкиваемся с теми же по сути трудностями, как и при попытке построить статистические кривые спроса, и не можем в общем случае ожидать, — во всяком случае, не принимая специальных предосторожностей, — что мы получим те производственные функции, которыми оперирует экономическая теория. Тем не менее, несмотря на ошибки интерпретации, к которым они могут привести, «реалистические» производственные функции имеют большое значение. Они помогают разрушить обывательское впечатление, что производственные функции и кривые предельной производительности — лишь теоретические фикции. Они ставят перед нами новые проблемы и проливают свет на открывающийся впереди участок пути. За примерами я отсылаю читателя к отчету комиссии Эконометрического общества, опубликованному в Econometrica (1936. Apr.) его председателем, мистером Э. X. Фелпсом Брауном.

<< | >>
Источник: Йозеф А. Шумпетер. История экономического анализа. Том 3. 2004

Еще по теме Смысл концепции:

  1. Группировка по смыслу
  2. Мой смысл жизни
  3. Философии смысла зарабатывания денег
  4. Смысл и экономическое содержание
  5. Действие, смысл и самоконтроль
  6. Смысл сплит-тестирования целевых страниц
  7. Общий смысл аттестации персонала
  8. Производные инструменты в широком смысле
  9. Анастасия Веселко. Девушка с деньгами: Книга о финансах и здравом смысле, 2019
  10. ОСНОВНЫЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ Производные инструменты в узком смысле