<<
>>

Заключение

С новой чудесной технологией блокчейна наш мир станет другим. Контракты будут храниться в цифровом виде, а базу данных нельзя будет подделать, стереть или изменить. В новом мире каждый договор, каждый процесс, каждая задача и каждый платёж будет иметь цифровую версию и подпись, по которой его можно будет проверить, сохранить и продемонстрировать. Посредники вроде юристов, нотариусов, брокеров и банкиров больше не понадобятся. Люди, организации, роботы и алгоритмы будут свободно общаться друг с другом с минимально возможным напрягом.

Это всё, конечно, прекрасно, и мы разделяем энтузиазм журналистов, но немного опасаемся нездорового хайпа и ажиотажа. Дело не только в проблемах безопасности и несовершенной (пока) технологии. Опыт показывает, что для полноценной блокчейн–революции миру нужно преодолеть огромное количество барьеров — технологических, государственных, организационных и социальных. Было бы глупо бежать головой вперёд как чёртов носорог и надеяться, что эти барьеры будут разрушены в один миг.

Криптовалютный бум основывался на изобилии свободного капитала, которому надоели акции и облигации, и изобилии простаивающих процессоров, которым теперь как бы есть чем заняться (майнить). Но в 2018 году нам предстоит узнать, что произойдёт, если блокчейн не эволюционирует с прибавлением миллионов новых пользователей.

Биткоин был представлен широкой публике как новая прекрасная цифровая форма денег. Но вышло так, что с самой востребованной функцией денег — покупать и продавать товары и услуги — криптовалюта справляется довольно херово. Операции долгие, дорогие, энергозатратные и, по итогам, довольно рискованные. Обещанная “цифровая наличность” вроде бы и похожа на деньги, но в реальности ими не является.

Одна из самых неприятных проблем с биткоином заключается в том, что на деле он настолько неудобен, что даже знающие люди зачастую предпочитают пользоваться услугами посредников в виде онлайн–кошельков и фиатных обменников. Посредников этих постоянно ломают, они банкротятся, сбегают с деньгами, закрываются правительствами и регуляторами. Для обналички денег с криптобиржи требуется идентифицировать свою личность, и пресловутая анонимность внезапно оказывается забытой.

Все эти посредники будут стараться заработать доверие юзеров, и это будет нелегко. Когда биткоин только появился, либертарианцы возликовали: наконец–то нам не нужно государство! Наконец–то мы можем довериться технологии! Нам не надо проверять чистоту каждого контрагента, потому что все транзакции гарантируются надёжнейшей записью в распределённом реестре.

Но в разгар ICO-разводок 2017 года ситуация стала напоминать ровно противоположную. Все вдруг запарились: а надёжный ли у меня кошелёк? А не наебнётся ли мой майнинговый пул? А не закроют ли биржу с моими монетами? Какая крипта не обвалится в ад? Кому верить?

Вот что в биткоиновой теме точно хорошо — так это засилье наших соотечественников. Дофига наших майнят, многие вложили, многие в теме ICO и успели наебать уже кучу китайцев своими чёткими схемами. Это здорово, ведь крипта — это такая тема, которую сложно зарегулировать нашему вездесрущему государству. По большому счёту, и у нас было б всё хорошо, если б нам не мешали кретины–депутаты и вороватые чиновники. А тут им трудно — ума не хватает и руки коротки.

Хотя стараются — вон на Украине (Одессапоканенаша) буквально несколько месяцев назад местные фсбшники ограбили редакцию приличной энтернет–газеты Forklog, а крипту увели на свои кошельки[51].

Что тут скажешь? Храните свои биточки в 10 разных местах, благо это несложно, и опасайтесь незваных гостей. Золото хотя бы тяжёлое…

А что с размещениями? А вот что: мы ожидаем рост рынка ICO — несмотря на возможные проблемы с регулированием. Понятно, что невероятные прибыли прошлого года мы уже не увидим, но ROI в ICO будет выше, чем на традиционном фондовом рынке — как раз потому, что народ с биржи побежит нести деньги в крипту, накачивая капитализацию крипторынка.

Регулирование тоже пойдёт крипте на пользу, ведь мелкие инвесторы, которых все постоянно наёбывают, будут хоть как–то защищены местными законами. Проекты будут точнее управлять своими пиар–стратегиями и не обещать простым китайцам луну с неба, потому что иначе сыновья Мао отрубят им яйца и посадят. Некоторые механики ICO изменятся, чтобы соответствовать новым процедурам, и мы увидим новые, более лучшие продукты и услуги с приложением к реальной жизни. Поэтому в среднем успешность ICO повысится. В итоге, мы готовы предсказать две глобальных тенденции:

1) Закрытые раунды pre-ICO начнут собирать больше денег, чем основные публичные раунды. А организовывать их будут уже действующие компании.

2) Будет расти число небольших успешных ICO-кампаний с низкой капой. На запуск проекта на блокчейне не требуется много денег, а если необходимость нового токена будет доказана, то и деньги найдутся. Это и будет местом привлечения небольших инвесторов со всего мира.

Ещё раз вспомним красавчика Павла Дурова, который собирается подмять под себя все мировые криптоплатежи путём заманивания всех в Телеграм и предоставления новых, невиданных доселе криптоудобств. Ну, флаг ему в руки, будем следить и радоваться.

Многих терзает вопрос: увидим ли мы закат фиатных денег на нашем веку? Этой проблемой задались стратеги Дойче Банка[52] — солидные люди с огромным умищем. Пишут, что существующая денежная система дожила до наших дней лишь из–за дефляционного давления 1980‑х годов. Грубо говоря, со временем люди могли купить больше товаров на ту же сумму, потому что технологии массового производства постоянно совершенствовались. Сейчас эта тенденция развернулась (в моде кастомизация) и мы находимся в центре инфляционной спирали. А центробанки, которые 35 лет спокойно сидели в условиях падения инфляции, не смогут её сдержать ростом ставок.

Дело в том, что за последние 10-15 лет американский (и вообще мировой) госдолг достиг космических значений. Поэтому сейчас основной приоритет центробанков — низкие ключевые ставки для хотя бы номинального роста экономики. Дошло до того, что некоторые европейские страны опустили ставки ниже нуля, лишь бы банки лили деньги в экономику — вообще дичь. Таргетированием инфляции при этом занимается только Набиуллина, такой уж у неё приказ. Вместе с тем, общемировая система фиатных денег, которая возникла в 1971-1976 годах (на замену бреттон–вудской[53]), серьёзно приболела. Как бы независимые центробанки занимаются балансированием сальдо внешнеторгового баланса курсами валют, а Федрезерв ещё и о–о–очень быстро печатает доллары: цены на акции, антиквариат и элитную недвижимость бьют все рекорды.

Криптовалюты как раз могут неплохо вписаться в дивный новый мир. Текущая система опирается на центральные органы и веру народов в мудрость правительства (ну, кроме Венесуэлы). Если государство теряет контроль над инфляцией, то монетарная политика страны летит в ад, как и её влияние на мировую экономику. А у крипты правительств нет, и процесс её производства и распределения абсолютно прозрачен — её нельзя напечатать внезапно и незаметно.

Популизм и левачество набирают силу по всему миру, и правительствам приходится всё больше брать в долг, чтобы прокормить простых работяг. Многие страны уже рассматривают безусловный доход (что идеологически прекрасно, но практически реализовать очень трудно) каждому жителю, а это приведёт к ещё большей инфляции и повсеместному росту госдолга. И вопрос, который следует задать банкирам: выживут ли фиатные валюты в этой ситуации?

На Coindesk совсем недавно (в январе 2018) вышел материал[54], где один видный программер сравнивает идеи Сатоши Накамото и марксизм. Там, как выясняется, много общего.

Во–первых, ответ на окружающую среду и ситуацию. Маркс боялся, что индустриализация приведёт к повальному обеднению рабочих. Забавно, что сейчас люди побаиваются роботизации — по той же причине. Биткоин — тоже продукт своего времени. После кризиса 2008 года некоторые стали задумываться, а так ли хорошо устроена мировая финансовая система. Сатоши Накамото тоже задумался — а не избавиться ли от центрального регулирования?

Маркс хотел, чтобы рабочий контролировал средства производства (и мы даже знаем фамилию этого “рабочего”, до сих пор всё памятниками уставлено, сука). Частная собственность будет заменена коммунальной и государство увянет — так говаривал Фридрих Энгельс, частый соавтор Маркса. Карла! Но в Советском Союзе ничего не увяло, а даже и наоборот, произошла какая–то жуть и трансформация в репрессивную кровавую диктатуру. Только не пролетариата, а товарища Сталина.

Сатоши хотел убрать финансовых посредников — банки и операторов кредитных карт. Вместо них — сеть peer–to–peer (участник–к–участнику), где никто не может диктовать свои правила и влиять на сделки. Но его замечательная идея воплотилась несколько иначе, чем он задумывал. В своей статье Накамото пишет, что “полностью электронная версия денег позволит людям платить друг другу напрямую, минуя все финансовые институты”.

Но это не то, для чего биткоин используется сейчас. Создатель не смог предвидеть громоздкость структуры, которую трудно масштабировать на миллиарды (и даже миллионы) операций. Комиссии на покупку и продажу битков просто конские, а сделки проходят чрезвычайно медленно. В итоге биткоин так и не стал средством платежа (за него нельзя купить печеньки!), а больше стал похож на цифровое золото, в котором люди хранят сбережения. Сатоши говорил совсем не об этом.

Ну, у Маркса тоже было плоховато с прогнозированием.

В случае с биткоином будущее разыгрывается прямо у нас на глазах. Похоже, что это не окончательное решение криптовопроса, но по крайней мере стало ясно, что люди стали по–другому хранить часть своих денег. Разумеется, надо понимать, что реальная блокчейн–трансформация бизнеса и государства ещё далеко впереди. Ведь блокчейн — это не внезапно изобретённый суперполезный способ взаимодействий, который благодаря своей дешевизне и эффективности разрушит все традиции. В конце концов, мы и до этого как–то справлялись с отправкой денег друг другу денег и записью прав на собственность.

Блокчейн — это чисто функциональная штука, на нём можно строить новые крепкие основания для старых и проверенных вещей. Его роль будет большой, но надо подождать. Процесс будет долгим и постепенным, а организации и социальные институты будут использовать его поначалу нехотя и с трудом, хотя иногда может показаться, что всё скоро изменится в один миг. Нет, не скоро и не в один миг.

Мы дали вам своё стратегическое видение ситуации, и надеемся, что эта небольшая книга поможет вам принимать правильные решения в чудесном цифровом мире. А может быть, даже начать строить свой собственный. Ведь, как говорил классик: если центробанка нет — значит все позволено.

***

<< | >>
Источник: Алексей Марков, Алексей Антонов. Криптвоюматика 2.0. 2018

Еще по теме Заключение:

  1. Аудиторские заключения, отличающиеся от заключения без оговорок
  2. Заключение
  3. Статья 49. Мотивирование консультативных заключений
  4. Аудиторское заключение
  5. 11.3. Виды аудиторских заключений
  6. Аудиторское заключение
  7. Статья 26. Заключение брака
  8. Статья 26. Заключение брака
  9. Статья 47. Консультативные заключения
  10. 11.6. Представление аудиторского заключения
  11. Заключение сделки
  12. Аудиторское заключение по финансовой отчетности