<<
>>

Управление торговым риском: стратегии организаций и личные стратегии

Эта эмоциональная вовлеченность может стать слишком глубокой. И мы говорим, что ты в некотором роде женишься на позиции; ты просто не можешь от нее оторваться. Ты не можешь от нее оторваться даже тогда, когда она становится неправильной, ты просто не можешь от нее оторваться.
«Я знаю, что прав. Я знаю, что я прав». Именно это и произошло с Ником Лисоном (Nick Lee son): он просто не мог от нее оторваться.

Трейдер валютного рынка

В 1995 году английский банк «Барингз», считавшийся в то время одной из самых престижных финансовых организаций мира, рухнул, просуществовав более двух веков. Единственный трейдер в

Сингапуре, Ник Лисон (Nick Leeson), набрал убытков более чем на 800 миллионов долларов, пытаясь выбраться из прошлых торговых убытков с помощью все более неистовых сделок. Лисона арестовали, а позднее рассказали его историю в книге под названием «Неисправимый трейдер: как я победил банк «Барингз» и потряс финансовый мир»20. Вскоре после этого, после того как о Лисоне был снят фильм, стало общеизвестно, что другой трейдер валютного рынка, Джон Раснэк (John Rusnak) из «Олферст Бэнк» в Балтиморе, потерял почти 700 миллионов долларов на крайне крупных сделках по валютному курсу доллара США к йене21.

Можно задаться вопросом, как могут отдельные трейдеры накопить такие астрономические суммы убытков при сделках на валютном рынке? Истории Ника Лисона (Nick Leeson) и Джона Раснэка (John Rusnak) иллюстрируют, что они увеличили свои поразительные убытки за определенный период времени, в течение которого они на самом деле пытались компенсировать прошлые убытки, и что это случилось, когда они вступили в фатальную спираль нарастающего торгового риска.

Однако эти истории также показывают, что биржевые организации и начальство не смогли должным образом отрегулировать принятие риска своими трейдерами и вовремя осознать убытки.
Именно к подобным аспектам ограничения торгового риска на валютном рынке со стороны организаций и отдельных лиц и обращен этот раздел.

Институциональные правила биржевой торговли диктуют ряд установок относительно принятия торгового риска, направленных на контроль и сокращение суммы потерь, которую могут накопить трейдеры. Например, дневные и суточные ограничения позиций регулируют размер торговых позиций, которые трейдер имеет право удерживать (то есть максимальную сумму иностранной валюты, которая может находиться у трейдера в данной точке времени). В то время как средние дневные ограничения позиций для индивидуальных трейдеров составляют что-то в районе 5-50 миллионов долларов, они могут превышать несколько сотен миллионов долларов для некоторых трейдеров и по определенным видам валют. Большинству трейдеров валютного рынка не требуется суточных ограничений позиций, потому что они закрывают свои биржевые позиции в иностранной валюте к концу торговой сессии. Однако трейдеры в крупных международных банках, с офисами в торговых центрах по всему миру, в конце торговой сессии могут перемещать свои активы в иностранной валюте в другой центр, чтобы извлечь их оттуда снова на следующее утро.

Крупные позиции по иностранной валюте могут привести к значительным прибылям и убыткам в течение коротких периодов времени; например, с позицией в 100 миллионов долларов обратное колебание валютного курса на 1 % в течение торговой сессии (весьма вероятное развитие событий даже для таких ведущих валют как доллар США, евро или японская йена) может привести к относительно быстрым убыткам в размере 1 миллиона долларов.

«Ты потерял один миллион, затем ты смотришь котировки, твои эмоции парализованы, и вдруг — два миллиона. Возможно, это будет продолжаться, возможно, ты потеряешь три, никакая система тебя не остановит», — объясняет один трейдер на валютном рынке то, что может случиться с уже довольно крупным торговым убытком без внешнего контроля. Ограничения потерь дают трейдерам дополнительное внешнее обрамление для принятия рисков.

Они могут быть установлены исходя из ежедневной или ежемесячной деятельности трейдера и регулировать сумму убытков, которую может накопить трейдер. Как только ограничение убытков (также называемое ограничением «стоп-лоссом») достигнуто, трейдеры вынуждены закрыть свои биржевые позиции и «осознать» свои убытки. Один трейдер описывает свой собственный «стоп-лосс»: «Ты делаешь все, что хочешь, но ты не можешь потерять больше одного миллиона. Если я теряю миллион, я вынужден принять этот убыток». Другой трейдер объясняет, что ограничения «стоп-лоссом» могут быть особенно ценными для менее опытных трейдеров, которые все еще учатся, рассказав, что: «О, молодых ребят на валютном рынке мы вообще ставим на уровень переключения. Щелк, если позиция достигает 20 ООО долларов, если ты потерял 20 ООО долларов по позиции, закрой ее. Никого ничего не волнует, не важно, что ты думаешь, ты ошибся. Возможно, через 10 секунд окажется, что ты был прав. Не повезло».

Трейдеры понимают, что по сравнению с прошлым, институциональные правила, которые ограничивают' торговые убытки, на сегодняшнем рынке усилены. «Ты мог дольше присматриваться, прежде чем кто-то вмешивался и говорил: «Теперь

ты должен закрыть позицию». Но сейчас... ты вынужден меньше рисковать, так чтобы если ты в убытке, ты смог бы закрыть позицию раньше, чем бывало в прошлом», — комментирует один трейдер. В то время как эти методы в управлении торговыми рисками привели к возникновению общей тенденции к меньшему принятию риска среди участников рынка, как отмечает один грейдер, они также привели к большей неустойчивости на рынке, влияя на валютные курсы. Как отмечает один трейдер: «В большей степени именно ограничения «стоп-лоссом», которые имеют тенденцию накапливаться в больших количествах, повлияли на то, что произошло на рынке; не так сильно на ликвидные рынки в Европе, но когда это [неликвидный рынок днем] нью-йоркский рынок или азиатский рынок рано утром, уровни ограничений убытков всегда действуют как магниты».

Сходным образом, в то время как отдельные трейдеры чувствуют себя ограниченными в своем принятии риска институциональными правилами, они также отмечают, что обратная связь и наблюдение помогают им уравновесить опасные тенденции принятия риска. «В противном случае мы бы слишком сильно рисковали, мы бы говорили себе: «Ну что ж, я возвращаюсь. Я перешел свои г раницы, и никто про это не знает», — по словам одного трейдера.

Пытаясь отследить деятельность и проконтролировать риски трейдеров, ведущие банки установили сложные системы обратной связи. Торговые учреждения не только устанавливают и отслеживают

выполнение правил в отношении рисков для трейдеров, но также периодически определяют свою будущую подверженность рискам валютного рынка. Компьютерные системы помогают операционным залам и торговым учреждениям регулярно определять свои позиции, а также текущие прибыли или убытки.

Внешние рамки управления рисками, установленные менеджментом торговых учреждений, дополняются личными правилами принятия риска, которые сами трейдеры применяют в своей биржевой торговле: «У банков есть определенные принципы, они и должны быть для правил — кредитные лимиты, лимиты убытков и тому подобное. В рамках этого набора правил, у каждого трейдера должен быть свой собственный набор правил. Особенно когда речь идет о принятии убытка по позиции», — объясняет один трейдер.

Зачастую принципы принятия риска, устанавливаемые самими трейдерами, отражают идеал рациональных трейдеров — независимость от результатов предыдущих решений, при этом риск, который они принимают, основывается исключительно на перспективах текущего торгового решения. «Это самое худшее, что только можно придумать, пытаться возместить себе вчерашние убытки», — отмечает один трейдер валютного рынка. Другой трейдер дополняет: «Ты говоришь себе: «Хорошо, я потерял сегодня 100 ООО долларов, я должен вернуть их назад», — и это не срабатывает. Ты можешь однажды попробовать так поступить, но тогда к концу дня у тебя будет убыток в 200 ООО долларов». Таким образом, трейдеры осознают необходимость принимать риск, не подвергаясь при этом влиянию результатов предшествующих решений. Они отмечают, что успешный трейдер всегда должен начинать «с нуля», без предубеждений относительно предшествовавших прибылей или убытков. Как говорит один трейдер: «Именно это отличает среднего трейдера от хорошего. На следующий день просто забудьте, что произошло, начните с нуля, и почувствуйте разницу». Однако, как показывает мнение другого трейдера, перенесшего затянувшиеся убытки, выбор такой точки отсчета не всегда прост: «У тебя черная полоса, ты постоянно терпишь убытки, каждый день... Ты плохо спишь, приходишь в офис, садишься: «Сегодня мы это сделаем!» Однако, ты терпишь убытки снова, и снова. И это ужасно, на пятый день ты не находишь позиции, которую можно было бы купить... и

говоришь: «А теперь забудем о прошлом, теперь будем зарабатывать деньги!»

Чтобы уравновесить психологическую тенденцию к увеличению степени риска после убытков, трейдеры могут воспользоваться личными методиками предварительных обязательств™. Например, они могут приводить в исполнение реализацию торговых убытков, как только эти убытки достигают определенной процентной доли закупочной цены6. Другие трейдеры определяют прибыли, которые они могут получить за одну торговую сессию и считают это ограничением своих ежедневных биржевых убытков. «Никогда не теряй больше, чем можешь заработать» — по словам одного трейдера.

Однако перед лицом реальных убытков может оказаться сложным придерживаться всех методик, обеспечивающих дисциплинированное принятие рисков. «Многие трейдеры проходят через этот процесс планирования, и они определяют план заключения сделок. Тем не менее, они его не придерживаются, потому что когда в дело вступает надежда, они говорят: «Ага, он здесь повернет», — и не принимают своего убытка. Проблема заключается в том, что не нужно страдать, когда принимаешь убыток, потому что он был запланирован. Но если у тебя отсутствует дисциплинированность желание и готовность работать по своему плану, ты не станешь хорошим трейдером», — убедительно отмечает один трейдер. Таким образом, в зависимости от ситуации на рынке, трейдеры иногда рассматривают правила управления торговыми рисками как открытые для исключений. Один трейдер сравнивает правила, которые он устанавливает для себя, с решением ходить каждый день в спортивный зал, честно признаваясь: «Однажды ты, возможно, предпочтешь пойти выпить». Однако, как знают такие трейдеры, как Ник Лисон (Nick Leeson) и Джон Раснэк (John Rusnak), если ты пойдешь пропустить стаканчик, то это может перерасти в несколько стаканчиков, и то, что предполагалось как приятное времяпровождение, может привести к похмелью и наивысшим сожалениям. Как говорит один трейдер: «Лисон, это не работает. Нельзя рисковать все больше, больше и больше, чтобы отыграться за убытки!»

Отвращение к убыткам обсуждается в разделе «Асимметричное принятие риска».

<< | >>
Источник: Томас Оберлехнер. Психология рынка Forex. 2005

Еще по теме Управление торговым риском: стратегии организаций и личные стратегии:

  1. Согласование стратегии управления интеллектуальным потенциалом с общей деловой стратегией
  2. Стратегия торговли с высоким риском
  3. 4. Целевые программы управления и стратегия развития организации
  4. Что такое стандартная стратегия выхода?sssnХотя стандартная стратегия выхода является простейшей и минималь-ной, она включает элементы, которые являются обязательными для любой стратегии выхода: фиксацию прибыли, контроль риска и ограничение времени нахождения в рынке. Аспект фиксации прибыли в ССВ реализован посредством лимитного приказа для прибыльных позиций, который закрывает сделку, когда она становится достаточно прибыльной. Аспект контроля над риском в ССВ выполняется посредством простой
  5. Ричард Румельт. Хорошая стратегия, плохая стратегия. В чем отличие и почему это важно, 2013
  6. Джеффри Оуэн Кац, Донна Л. Маккормик. Энциклопедия торговых стратегий, 2007
  7. Соберем все вместе: формирование ваших торговых стратегий
  8. Стратегия организации
  9. Стратегия декомпозиции (пошаговая стратегия)
  10. Задачи и последовательность управления реализацией финансовой стратегии