<<
>>

Кто ищет, тот всегда найдет

Михаил, однако, оказался не последней моей неожиданной находкой. Через несколько недель после расставания с ним я встретил Лешу Еремеева. С этим парнем мы также учились вместе в университете, но общались в те годы мало.
Он рано женился и поэтому все время проводил в семье. После окончания университета уехал в провинциальный городок, на родину жены. И вот снова оказался в Москве.

Столкнулись мы с Еремеевым в магазине. Долго приглядывались друг к другу:

- Ты, не ты?

- Ты!

- Точно ты!

Спрашиваю его:

- А что делаешь здесь?

Алексей, поморщившись, ответил:

- Проездом я.

- Откуда и куда? — поинтересовался.

Он теперь уже покривился:

- Развелся я, понимаешь. Собрал чемодан и поехал через Москву. Думаю, здесь что-нибудь разведать и зафрахтоваться на работу куда-нибудь — хоть на Севера, хоть еще дальше.

Мы с ним зашли в ближайшую кафешку. Взяли по рюмочке. Еремеев мотал головой:

- Ну че, вся жизнь моя разрушена. Все начну снова.

Это же то, что мне надо! Я чуть не пригласил его с ходу на работу.

Но вовремя остано-вился. Думая о Сорине и Михаиле, стал, как бы между прочим, расспрашивать:

- Ты вроде неверующий был. А теперь как?..

Еремеев пожал плечами:

- Да так же: почти никак. А че?

Я махнул рукой:

- У нас тут новое веяние — все помешаны на Востоке. Думал, и до провинции добра-лось.

Леша задумался:

- Может, и добралось. Не знаю. Да плевать мне на всех. Богу — богово, а мне бы крышу над головой. Да тачку путевую. — он вздохнул, — Я свою жене оставил. Ты бы видел, какая была тачуля! Ведь угробит.

Рюмашки наши опустели, я предложил:

- Еще взять?

Еремеев покачал головой:

- Да хватит, наверное, на сегодня.

Я нарочно спровоцировал его:

- Ну, сегодня-то можно.

За встречу.

Он согласился:

- Сегодня можно. — и добавил, — Но по одной только. Больше не буду.

Такой подход мне нравился и я спросил:

- А какая у тебя последняя работа была?..

- Небольшая фирма — дистрибьютор промышленного оборудования.

Я пошутил:

- А ты, конечно, генеральным директором был?

Он засмеялся:

- Точно. Помощником администратора. Ну, значит, «на все руки». И с подрядчиками разбирался, и со службами городскими дружил, но больше всего, конечно, за порядком на фирме следил. Чтобы у всех все вовремя было, чтобы столов хватало, чтобы стулья почи-нены, ну и это — бумага и всякая прочая канитель-канцелярия, как полагается. Да у вас в агентстве, наверное, тоже администратор есть.

- Есть, — подтвердил я, — Бабаев его фамилия. Но должность у нашего посолиднее звучит — административный директор.

- Хрен редьки не слаще.

- Это точно.

Чем больше я расспрашивал Еремеева, тем больше убеждался, что это действительно вполне походящий мне человек. И все же не спешил предлагать Алексею работу. Чувствовал, что дело надо поставить так, чтобы он не думал, будто выручает меня. Нет, Еремеев должен быть уверен, что это я здорово выручаю его. Как бы даю ему шанс.

- Значит, думаешь, куда дальше податься. Даже не знаю. Старым знакомым, конечно, надо помогать. И работник ты, судя по всему, неплохой. Но сам понимаешь: компания у нас солидная. Сюда так просто не берут.

Алексей кивнул:

- Я понимаю. Потому к вам и не прошусь. Просто, если у тебя есть еще что-то на примете. Может, в других компаниях кто-нибудь нужен. Я ведь на любую работу согласен. Но если не найду здесь ничего, то на Севера.

Я как бы продолжал размышлять вслух:

- Вкалывать придется попервости.

Он выпрямился как столб:

- Да я готов сутками работать, если дело стоящее.

- Сутками. Знаешь, пожалуй, есть одна работенка.

- Ну? — у Алексея загорелись глаза.

- Вот тебе и ну, — посмотрел я на него, — в нашем агентстве между прочим.

Экспери-ментальная. Под моим началом. Но мне и отвечать, если что.

Еремеев просто пожирал меня глазами:

- Ты че, правда можешь взять меня в «Лидер»?

- Я-то могу. — смотрел на него, как бы продолжая взвешивать.

Он понял:

- Не думай. Помощник администратора — это тоже не для дурака должность была. И по твоим делам нахватаюсь быстро.

- Ладно, — вздохнул я и покачал головой, — старым знакомым надо помогать. Но только.

Он поднял руки:

- Заметано. Без вопросов.

- Тогда, — сказал я, поднимаясь, — приходи завтра часам к трем. Я немного освобожусь и познакомлю тебя с нашей работой.

По ходу разговора вспомнил о презентации юбилейной для департамента Варсегова стажировки. Сводить Еремеева на такое мероприятие было бы весьма кстати. Мы проводили презентацию в «Метрополе» — одном из самых роскошных московских ресторанов. Первый раз в нем я побывал, еще разгребая дела в спецотделе. Потом бывал еще и еще. Организа-торы разных затей любят презентовать свои детища в этом заведении. Хороший зал, хоро-шая кухня. Не зря всякие министры, артисты, журналисты с удовольствием приходят сюда, когда получают приглашения на презентации. Эти куда попало не пойдут.

Когда мы вошли в «Метрополь», Еремеев просто обалдел. Заозирался на великолепие зеркал, бронзы:

- Только в кино такое видел!

Он постоянно поправлял, разглаживал единственный свой костюм, который я его попросил надеть в этот день. Чувствовал он себя явно не в своей тарелке. Мне было проще, я уже привык к таким мероприятиям. Презентация программ, акций — это одна из рутинных работ рекламного агентства.

Я поздоровался с Варсеговым, с Каримовым, с представителями «Квантекса», «ТNТ», других компаний. От меня здесь сегодня требовалось немногое. Саму презентацию прово-дило специально нанятое нами агентство. Мне же, как представителю заказчика, оставалось лишь контролировать его работу, чтобы все шло по программе, без сбоев и накладок.

Спросил девушку из агентства:

- Как журналисты? Все пришли?

Она заглянула в список:

- Двое из приглашенных не смогли, но мы обязательно передадим им материалы по презентации.

Думаю, они опубликуют статьи о стажировках.

- Хорошо, — хотел было отойти, но девушка меня остановила:

- С приглашенными понятно. Но есть и неприглашенный. Гребнюхин. Даже не знаю, как он узнал о мероприятии. Пришел без приглашения, говорит, от журнала «Реклама Рос-сии». Я подумала и решила его пустить, но если скажете.

- Пусть будет.

Я взял у нее список журналистов. Пробежался по нему. Так, журнал «Мировой бизнес». Нет, не Ермак из него пришел. Другая фамилия. Жаль, повидались бы.

- Сергей Петрович, — окликнули меня сзади.

Это был Гребнюхин. Тот самый, что пришел без приглашения. Когда-то в «Репе» мне этого «придворного журналистика» показал Козин, и я его физиономию, как теперь оказы-вается, крепко запомнил. Сразу узнал. А вот как он меня вычислил? Девушка из агентства подсказала?

- Сергей Петрович, позвольте представиться: Влад Гребнюхин — самый популярнейший журналист, пишущий на темы рекламы. Вот зашел к вам на огонек. Думаю, здесь есть о чем написать.

- Хорошо, — я глянул в список, — Значит, для «Рекламы России»?

Гребнюхин чуть выпятил губу:

- Вообще-то я оттуда уже ушел. Теперь на «Деловое образование» работаю. Но могу написать и для «Последних известий», и для «Мирового бизнеса».

- Из «Мирового бизнеса» у нас кто-то уже есть, — я снова глянул в список.

Гребнюхин махнул рукой:

- Это неважно. Важно, что обязательно где-нибудь про вас напишу. У меня большие связи в газетах, в журналах. Если надо что-то опубликовать, только скажите, сделаем.

- Хорошо, это нам действительно нужно. Рад очно познакомиться. с самым популяр-ным журналистом, пишущим на темы рекламы.

Мы пожали руки. Гребнюхин как бы сделал шаг в сторону, но остановился:

- Да, только не забывайте меня вносить в списки приглашенных. А то мне с моим именем неудобно как-то на пороге объясняться с охранниками.

- Хорошо, — кивнул я, — обязательно.

Мне с трудом удалось сдержаться от улыбки. Вспомнил слова Козина: «Гребнюхину пропустить мероприятие смерти подобно. Он из кожи вон лезет, чтобы только оказаться в этой тусовке. Обписать — обслужить, облизать.»

Что ж, пусть и нам послужит. Раз это так недорого обходится — пара бокалов вина, да несколько бутербродов с икрой.

Вернувшись к вросшему в пол Еремееву, я наблюдал за краткими выступлениями Варсегова, Каримова, представителей компаний. Между делом мы с девушкой из агентства обсу-дили еще какую-то организационную мелочь. Еремеев глядел на меня широко раскрытыми глазами. Я в его глазах становился все более великим. Во время официальной части он несколько раз порывался что-то сказать. Но, видимо, в горле у него пересохло, и выходило только что-то очень нечленораздельное:

- Э. У.

- Потом, — в конце концов остановил я его.

После же заключительного выступления, когда в зал вышли официанты, подозвал одного из них:

- Налейте мне и этому господину. Красного, пожалуйста.

Я сделал глоток и заметил Еремееву, осушившему бокал, как стакан лимонада:

- Хорошее вино, между прочим.

- Да уж. — только и смог он сказать, глядя в свой опустевший сосуд.

Я улыбнулся и кивнул официанту:

- Налейте еще.

А Еремееву шепнул:

- Угощайся. Не стесняйся. Здесь все едят и все пьют. За все уплачено.

Он огляделся. Вокруг действительно все начали есть, пить, заводить разговоры.

Я вновь подошел к Варсегову, чтобы поинтересоваться его мнением о ходе презента-ции, подкорректировать, если что, программу. Но он меня успокоил:

- Все в порядке.

И я вернулся к Еремееву.

- Кто это? — спросил он, жуя бутерброд и глядя мне за спину, — Этот мужик, с которым ты говорил.

- Этот. Заместитель начальника департамента строительства Москвы Федор Михай-лович Варсегов. Рядом с ним Каримов — заведующий секцией стажировок комитета по обра-зованию России. Слева — наши зарубежные партнеры. Все это люди, с помощью которых мы зарабатываем. А теперь с их помощью будешь зарабатывать и ты.

То ли от этих слов, то ли от выпитого вина Леша зарумянился. Потом вдруг лицо его исказилось:

- Да это же. — он чуть не подавился, указывая пальцем на известного артиста, подо-шедшего к Варсегову.

Я взял Еремеева за руку:

- Точно. Это он. Только не указывай пальцем. Походишь по презентациям — поймешь, артисты тоже любят поесть и выпить, они такие же люди, как и мы.

- А че они здесь?

- Мы их приглашаем, чтобы не так уж все официально было. Люди с артистом пооб-щаются, поглазеют — расслабятся.

- А этот. это же..? — кивнул Алексей на этот раз в сторону известного политика.

Я подтвердил:

- Да, и с этим ты не ошибся.

- Я его раньше только по телеку видел.

Еремеева безусловно раздирала радость оттого, что он здесь, рядом с этими людьми, почти такой же, как они. И я чувствовал — он хочет, чтобы это повторилось. И повторялось. Алексей уже реально связывал свою будущую работу с этой своей красивой столичной жиз-нью:

- Работа что надо.

Я заметил:

- Но презентации бывают не каждый день.

Он поглядел на меня с надеждой:

- Но будут же еще?..

Я рассмеялся:

- Конечно, будут!.. Чудак.

Алексей рвался работать. То ли из-за презентации, то ли из-за желания остаться в Москве. Может быть, он хотел забыть свой развод. А может быть, просто соскучился по работе.

Я предупредил Еремеева, что первое время не смогу платить ему ни зарплаты, ни даже гонораров, которые он еще не успел заработать. Взять взаймы у меня он отказался:

- Да ну, потом отдавать. Есть у меня кое-что в загашнике. До первой зарплаты уж дотяну, перекантуюсь как-нибудь.

Алексей не роптал на свое шаткое положение. Относился к нему как к должному. Гово-рил только:

- Эх, блин, послушал жену. Надо было сразу в Москве оставаться. Столько времени потерял! Сейчас уже, как ты, в штате бы работал.

Я думал, что ему поручить. После опыта работы с Михаилом боялся сразу доверить ответственное дело. Вдруг и Алексей меня подведет? Что тогда подумают в департаменте Варсегова? Что скажут обо мне? Два прокола — это уже не случайность.

Нет, образовательную программу ему пока не доверю. Нужно дать Еремееву что-то такое, что не было особенно рисковым и одновременно позволяло ему поднатаскаться, полу-чить опыт для дальнейшей, уже серьезной работы. Такое дело подвернулось само собой. В отдел зашла Нонна:

- Протасов всех менеджеров (чмок-чмок) на планерку собирает.

Шеф объявил:

- К вашему сведению «Лидер Интернешнл» подписал договор на поиск спонсоров для музыкального конкурса «Подмосковные вечера». И хотя у нас есть человек, ответственный за этот конкурс, поработать со своими клиентами и найти хотя бы одного спонсора — свя-щенная обязанность каждого менеджера.

Такая «добровольно-принудительная» нагрузка практиковалась достаточно часто. Эффект от нее был весьма низким, так как обычно менеджеру непросто убедить своего кли-ента выделить вдруг ни с того, ни с сего какую-то сумму на спонсорство. До этого ведь менеджер долго составлял и согласовывал с клиентом его рекламную кампанию и размер бюджета. И теперь, чтобы выделить деньги на спонсорство, надо либо увеличивать бюджет, на что клиенты всегда идут неохотно, либо менять план рекламной кампании, что обходится менеджеру в кучу лишней работы. Ведь тогда придется перезаключать договоры с телека-налами, газетами и журналами, с агентствами-подрядчиками и т. д. — закопаешься! Like a rabbit on duty, как говорил Заратустра.

Протасов, сам бывший менеджер по работе с клиентами, прекрасно понимал, что думают его люди по поводу неожиданного спонсорства. И потому никогда не наказывал тех, кто спонсоров не нашел, если только менеджеры не должны были впрямую отвечать за кон-кретный проект. По устоявшимся правилам игры нужно было не спорить и не ссылаться на какие-либо обстоятельства. Нет, следовало сделать вид, что понимаешь серьезность задачи, что сейчас же со всех ног кинешься за этими самыми спонсорами. На самом же деле можно было продолжать заниматься своими делами, зачастую даже ничего не говоря клиентам ни о каком спонсорстве. Кто заварил это дело, у того пусть и голова болит. А клиента нерви-ровать из-за каждого чужого проекта себе дороже станет. Но вот компании, с которыми мы еще не работали, вполне можно было и потревожить. Время и силы для этого как раз есть у

Еремеева. И отчитаться потом можно будет перед начальством не формально, а по действи-тельно проделанной работе.

Потирая руки от собственной ловкости, я поставил перед Алексеем его первую боевую задачу:

- «Лидер Интернешнл» подписал договор на поиск спонсоров для музыкального кон-курса «Подмосковные вечера». Дело это непростое, но для тебя есть шанс отличиться. Ты запросто можешь обойти в этом проекте даже штатных сотрудников. Они из-за своей заня-тости не смогут так активно, как ты, работать с клиентами чужих агентств. А если найдешь спонсора на это мероприятие, то в дальнейшем, может быть, сделаешь его своим постоян-ным клиентом. Адреса, телефоны потенциальных спонсоров я тебе дам. Как и что говорить, объясню.

Алексей закивал головой:

- Я готов.

- Начнем, — вздохнул я и дал Еремееву список потенциальных спонсоров. С волнением стал наблюдать за его первыми шагами.

Алексей начал обзванивать клиентов. На деловое предложение его бестолковый лепет не тянул. Легко можно было догадаться, что в рекламе он ничего толком не понимает. Но другого работника у меня не было.

Когда Алексей положил трубку, я объяснил ему его ошибки, еще раз рассказал, что и как говорить:

- В первую очередь растолкуй, чем это спонсорство выгодно клиенту. Ведь человеку на том конце трубки наплевать на наше агентство, наплевать на твое задание и на тебя вместе со мной. Ему нужна выгода. Вот и объясняй ему, какую выгоду он получит от спонсорства. Кстати, какую? Ну.

Алексей наморщил лоб:

- Рекламу на телевидении.

Я покачал головой:

- Не нужна ему реклама. Любой компании нужны прежде всего покупатели. Чем больше, тем лучше. Вот ты и даешь клиенту три целых семь десятых миллиона потенциаль-ных покупателей. Именно столько зрителей второго канала вместе с конкурсными песнями «Подмосковных вечеров» проглотят информацию о его товарах или услугах. И это будет дешевле, чем если бы клиент давал специальную рекламу на том же телевидении или в газе-тах. В три раза дешевле. Выгодно?..

- Выгодно.

- Понял?

- Понял.

За неделю Алексей обзвонил несколько десятков компаний. Половину из них затем обошел ногами. Провел какие-то переговоры. Несколько раз прилетал возбужденный:

- Они, это, обещали подумать и подписать с нами договор.

- Дай бог, — не разделял я его восторгов, будучи абсолютно уверенным, что никто с ним никакого договора подписывать не собирается. Эти заморочки, обещания клиентов мне хорошо знакомы по работе над разными проектами. Чего только не пообещают, чтобы отвя-заться хоть на какое-нибудь время! Такая уж у нас работа. На каждого клиента в день обру-шивается несколько десятков предложений:

- Разместите рекламу в нашей газете.

- Предоставьте приз участникам нашей игры.

- Станьте спонсором.

Но никакая фирма не может сотрудничать с абсолютно всеми желающими. Тот самый бюджет, загодя расписанный клиентом вместе с менеджером рекламного агентства, не позво-лит. Конечно, ничего в итоге у Еремеева не получилось.

Прошли три недели. Протасов собрал менеджеров для отчета по конкурсу. Когда дошла очередь до меня, я доложил:

- Обработано около пятидесяти компаний. Вот список. Увы, клиенты, как один, упер-лись: «Бюджет уже расписан, менять ничего не будем.»

Протасов деланно нахмурился:

- Ничего, значит. Но следующий раз-то они как?..

Я сделал уверенное лицо:

- Обязательно.

А сам подумал — «Знаем-знаем, этот проект тебе лично нужен, чтобы опять с кем-то из верхов познакомиться, подружиться. А мне-то совсем ни к чему.» Какое счастье, что за проект «Подмосковные вечера» не я персонально отвечаю.

Когда вернулся в отдел и рассказал о совещании Еремееву, тот был в отчаянии:

- И ты начальству доложил, что у меня ничего не вышло?

- Не у тебя, а у нас, у меня.

Он переживал, что у него не получилось, что меня подвел. А я был очень доволен. Алексей оказался не столь уж безнадежным, как мне показалось сначала. Он рос прямо на глазах: вникал в дела нашего агентства, в интересы клиентов, в положение на рынке, в про-блемы самого рекламного дела. Пожалуй, ему можно было доверять работать по образо-вательной программе. Но для окончательной страховки я дал ему еще один «обреченный» проект. Начальник отдела Самохин между делом спросил:

- Если у тебя кто-нибудь из клиентов хочет купить подешевле время на кабельном телевидении, то как раз тут один новый канал появился.

Это был почти такой же гиблый вариант, как и спонсорство «Подмосковных вечеров». Продать время на новом канале, аудитория которого еще толком не сформировалась, сложно даже за очень маленькие деньги. Но этим опять же мог заняться Еремеев. Ко всеобщей пользе.

Теперь ему пришлось поработать с другой категорией клиентов — с более мелкими фирмами-рекламодателями двух московских районов. Это были магазины, дискотеки, спор-тивные центры. Алексей обзванивал их по справочнику прямо в алфавитном порядке. Зажи-мая трубку рукой, переспрашивал меня:

- Говорит: «Сколько ко мне придет покупателей и сколько они купят, если я дам рекламу на две тысячи рублей?»

Я разводил руками:

- Не могу тебе такие цифры из воздуха взять. Надо сначала разобраться с делами кли-ента.

Алексей говорил в трубку:

- Абсолютно точные цифры мы не можем гарантировать, но.

Снова зажимал ее:

- Хочет, чтоб мы посчитали.

Я не возражал:

- Езжай к ним, разбирайся, считай.

И он ездил. Разбирался. Считал.

Я, конечно, помогал: давал книжки, исследования, на основе которых делались рас-четы. Как только для клиента вырисовывалась выгода, Алексей тут же звонил или бежал к нему. Но возвращался ни с чем. Каждый раз. Я знал, что это не по его вине. Просто у клиентов, к которым он обращался, были лучшие, более выгодные предложения от других агентств. Но зато какой опыт Алексей наработал!

Закончился месяц его работы, а Еремеев так и не нашел ни одного клиента, не зарабо-тал ни одной копейки. Энтузиазм Алексея был на исходе:

- Не пойму. Вроде все правильно делаю. Даже обещают что-то, а в результате «хрен тебе».

- Ничего, — утешал я его, — И у меня не сразу все получилось.

Надо было заканчивать испытание. Без зарплаты, без результата и, стало быть, без пер-спективы нелегко это — тянуть лямку. Взвесив все — упорство, желание, полученный за время работы опыт Алексея, я решился, наконец, подключить его к образовательной программе:

- Вот тебе график и маршрутная карта. Объедешь все отмеченные здесь компании. Еще раз сравнишь списки, перепроверишь все данные на людей, подобьешь общее количество. Когда будет готово, подойдешь ко мне — будем уточнять спонсорский бюджет стажировки в Австралию. Времени тебе на это — до понедельника.

Алексей не сразу понял:

- А кабельное телевидение?

Я поморщился:

- А, забыл тебе сказать. У этого канала на днях должны отнять лицензию за какие-то нарушения. Так что сворачиваем работу.

Еремеев так и застыл с открытым ртом. Все его усилия, наработки пошли прахом. Но я приучал его к тому, что обстановка на рынке постоянно меняется, приучал быстро забывать о потерях и неудачах, приучал легко переключаться с одной работы на другую. Менеджер спецпроекта и нашего «внештатно-экспериментального» отдела должен быть готовым к тому, что в лучшем случае из десяти текущих дел получится одно. Если два, то это неслы-ханное везение. А работать на всю катушку надо над всеми десятью. Заранее ведь неясно, какой из проектов получится. Такова наша работа.

Алексей все никак не мог сообразить. Я потряс его за плечо:

- Забудь о телевидении. Если без замечаний отработаешь по своему новому заданию, то в следующую среду получишь небольшой гонорар. А если дальше проявишь себя, то будешь постоянно заниматься проектом, под который уже есть деньги. Только успевай отра-батывать.

Еремеев, конечно, со временем забыл о своих неудачных поисках клиентов для «Под-московных вечеров» и кабельного телевидения. Но опыт, приобретенный за время работы над этими проектами, остался с ним навсегда.

В следующую среду мы отметили его первую зарплату — выпили по кружке пива в «Репе». Я его провел по клубной карте:

- Со мной.

Он платил:

- Угощаю.

Алексея распирало от гордости:

- Получил гонорар. Значит, получается, черт возьми! А я-то уже опять про Севера подумывал. Нет, все-таки моей башкой в Москве можно зарабатывать.

Он поверил в себя и в наше дело. И я был рад: у меня был проверенный, закаленный неудачами работник. Раз человек не сломался в экстремальных условиях, значит, в нормальных-то он уж точно будет справляться со своими обязанностями. Ну а если случится непро-стая ситуация, то его это не испугает — проходили.

Я был доволен своим первым сотрудником. И одновременно несколько озабочен. На мои плечи впервые легла такая ответственность. Да, впервые в жизни человек так вот вверял мне себя. И я должен был распорядиться им с наилучшими для него последствиями. Должен был оправдать его доверие. Мне следовало дать ему то, чего он заслуживает, или по крайней мере то, что я ему обещал.

Теперь Алексей получал свой гонорар уже регулярно. Самохин подписывал финансо-вые представления без вопросов: это было нормально, все менеджеры в конце месяца пода-вали ведомости на своих внештатников. Еремеев с удовольствием получал деньги. А я про-должал его заводить:

- Чтобы зарабатывать еще больше, надо больше знать и уметь.

Да, приходилось продолжать натаскивать его, заставлять читать книги, пособия, кото-рые когда-то штудировал я сам. А помимо чисто профессиональных вещей мне приходилось учить его и поведению, соответствующему окружающей обстановке. Будучи человеком, как и я, из провинции, он все-таки прожил в Москве меньше меня. Да и те годы, что учился в университете, он все свое свободное время посвящал семье, приработку. Так что столицу толком не видел, не прочувствовал. И сейчас на нем был слишком заметен провинциальный налет. Это проявлялось и в вышедшей из моды одежде, и в размашистых необязательных жестах, в разговоре:

- Ну. Че.

Его провинциальность бросалась в глаза и могла помешать в общении с клиентами, в отношениях с будущими коллегами и руководством нашего агентства. Все-таки «Лидер Интернешнл» — одно из ведущих столичных агентств. Нужно было постоянно следить за Еремеевым, одергивать, поправлять.

В один из дней Алексея — уже примелькавшегося в офисе — пригласили вместе со мной в соседний отдел Боковой. Отмечали день рождения Суркиной. Я обрадовался тогда тому, что Еремеев потихоньку входит в коллектив агентства. И еще больше меня порадовало то, что Алексей не стушевался среди многих незнакомых ему людей. Он легко входил в любой разговор. Но Еремеев не контролировал ход беседы. За полчаса разговора с Боковой Алексей умудрился выложить ей как на блюдечке всю свою жизнь.

Я еле оттянул Еремеева от нее:

- Ты что несешь.

Он в изумлении вылупился на меня:

- А че? Мне скрывать нечего. Да и Бокова — тетка, видать, неплохая, душевная.

Я покачал головой:

- Душевная. Она теперь все про тебя знает. А если потребуется, то уж, поверь мне, найдет, как эту информацию против тебя использовать.

- Зачем? — не понимал простодушный Еремеев.

Я даже не знал, как ему объяснить:

- Затем. Блин. Ты хочешь не потерять эту работу? И иметь еще лучшую, зарабатывать еще больше?

Он еще шире раскрыл глаза:

- Ну, хочу, конечно.

- И она хочет, — смотрел я на него, — и другие хотят. А на всех хорошей работы всегда не хватает. В Москве конкуренция в сотни, в тысячи раз больше, чем в любом другом городе. И между фирмами, и между людьми. Сегодня он тебе — друг, а завтра.

- Ну, понимаю.

Я вздохнул:

- Так тогда какого.

Алексей опустил глаза:

- Даже не знаю. Как-то она меня расслабила.

Я оглянулся, не слушает ли кто-нибудь нас:

- Бокова — опытная женщина, ничего не скажешь. Учись, кстати. Про меня чтонибудь рассказывал?

Еремеев не поднимал глаз:

- Не успел.

- Слава богу.

Этот день рождения я не забыл. Чем дальше, тем больше понимал, что Алексей не самый умный человек. И лишним тому подтверждением была его скупость. Мне было весьма непросто убедить Еремеева купить без очевидного повода карамельки для секретаря Протасова Нонны, шоколадку для женщин того же Боковского отдела. Алексей поражался:

- Че впустую тратить деньги? У меня и так их немного.

Я начинал объяснять:

- Они к тебе вернутся, твои деньги. Эти дамы сделают для тебя, когда понадобится, гораздо больше, чем стоят карамельки или шоколадка.

Еремеев расставался с казначейскими бумажками с большим сожалением. Те деньги, что вернутся, для него были непонятно далеки и абстрактны. А эти, которые он отдавал сейчас, конкретны и дороги. Да, десять копеек сегодняшних были для него намного дороже ста рублей завтрашних.

Учиться расставаться с деньгами легко, инвестировать в будущее он не хотел. Но по крайней мере комплименты говорить научился:

- Это ведь мне ничего не стоит. Это мы с удовольствием. «Мадам, вы сегодня как роза!..» Пойдет?..

Я вздыхал. Ему еще с таким количеством людей надо суметь наладить отношения. Не только с соседями, но и с отделами, находящимися в других концах офиса. С людьми Авериной, с Носовым, Цацкевич, Игнатюком, Мандровой. Я вновь и вновь объяснял Ере-мееву, что хорошие отношения, хотя и неизвестно когда, но обязательно пригодятся.

Алексей переспрашивал:

- А че-нибудь дарить надо каждый раз?

Отвечаю:

- Не каждый раз и не всем. Ты должен точно знать: этому что-то надо преподнести обязательно, а этому и доброго слова, анекдота достаточно.

- Ну, если анекдота, то это хорошо, — радовался он необязательности денежных трат.

По мере того, как я сбрасывал обязанности по образовательной программе с себя на

Алексея, увеличивал и его гонорар. И он становился все увереннее и увереннее. Меня это, однако, совсем не радовало. Его уверенность начала выходить мне боком. Если поначалу Еремеев исполнял все мои указания без размышлений, то теперь у него появился свой взгляд, собственное мнение. Самое неприятное, что его мысли были незрелыми, ведь он еще только по верхам нахватался. Но вдруг почувствовал себя уже опытным специалистом. И спорить с ним было тяжело. Алексея отличало чертовское упрямство.

Я нервничал из-за того, что Еремеев не схватывает сходу, что на его развитие уходит слишком много моего времени и сил. Но справедливости ради отмечал, что Алексей все же учится. А все свои недостатки Еремеев в моих глазах компенсировал замечательным каче-ством — ответственностью. Если уж он на что-то соглашался, то можно было не беспокоиться

- сделает все как нужно и в нужный срок. За это ему можно было действительно многое простить.

<< | >>
Источник: Александр Ермак. Команда, которую создал Я. 2008

Еще по теме Кто ищет, тот всегда найдет:

  1. ТОТ, КТО СЧИТАЕТ, ЧТО ВСЕГДА БУДЕТ НАСЛАЖДАТЬСЯ ПОДАРКАМИ СУДЬБЫ, И ПРЕДПОЧИТАЕТ ПОЧИВАТЬ НА ЛАВРАХ, РИСКУЕТ ПОТЕРЯТЬ НЕ ТОЛЬКО ТО, ЧТО У НЕГО ЕСТЬ, НО И САМОГО СЕБЯ
  2. Для тех, кто ищет свою профессию
  3. 80. Аффирмация«Богат лишь тот, кто довольствуется малым»
  4. Кто не рискует, тот не пьет шампанское!
  5. Кто не рискует, тот не пьет шампанское!
  6. Возражения. Кто не возражает, тот не пьет шампанское
  7. Тот, кто почуял ветер перемен, должен строить не щит от ветра, а ветряную мельницу
  8. Су­ществующей Ценой и Реальной Стоимостью. Наибольшего успе­ха добивается тот, кто безразлично относится к тому, что гово­рят, и больше интересуется реальной стоимостью
  9. Покупай всегда у Пессимистов. Продавай всегда Оптимистам
  10. Бизнес — это борьба за торговлю; так было всегда, и так всегда будет
  11. 7. Аффирмация«Сладчайший из всех плодов — тот, что добыт трудом»
  12. Рынок работает всегда
  13. Тол­па Всегда Проигрывает
  14. Глава 13. КЛИЕНТ НЕ ВСЕГДА ПРАВ
  15. 139. Аффирмация«Я буду всегда отдавать всего себя поставленной задаче»